Никто на Украине не хотел защищать Крым


Симпатизирующие киевскому мятежу 2014 года и постмайданной Украине говорят о том, что главным достижением «революции гидности» стало завершение создания украинской нации и достижение ею политического единства. Но, как мы видим, и через семь лет после госпереворота «свидомиты» не могут прийти к консенсусу даже в таком вопросе, казалось бы, не терпящем разночтений, как утрата Крыма. С наслаждением мазохистов они не прекращают вновь и вновь возвращаться к тем событиям, как будто упиваясь «утратой», и обвинять друг друга в происшедшем, причем с каждым годом, отделяющим нас от возвращения русского полуострова в родную гавань, «свидомитами» выдвигаются все более фантастические версии и трактовки воссоединения Крыма с Россией.

Так, недавно почтеннейшую публику позабавил представитель Главного управления разведки Минобороны Украины Вадим Скибицкий, поведавший, что украинские формирования в Крыму весной 2014 года своим молчанием и пассивностью сумели «напугать агрессора», который почуял в этом готовность нанести удар. «Если говорить о Крыме, то, во-первых, они посмотрели, какая реакция, и есть ли у той группировки, которая была создана, возможность захватить и другие объекты. Во-вторых, очень важно, дата референдума переносилась, и дата признания Крыма тоже, и притом переносилась на более ранние даты. Россия боялась, что мы можем силовым путём вернуть Крым», – поведал офицер ГУР.

Как мы знаем, все без исключения военные объекты ВСУ в Крыму перешли под российский контроль, причем некоторые уже после проведения референдума. Cовершенно непонятно, почему для Скибицкого «очень важно» перенесение даты всенародного волеизъявления на более ранние сроки, по результатам которого Крым и присоединился к России. Судя по всему, представитель военной разведки дает понять, что от сокрушительного удара, который бы, несомненно, нанесли ВСУ по «агрессору», российскую группировку спасла только «военная хитрость» с более ранним проведением референдума. Если принять во внимание, что Киев категорически не признает результатов крымского плебисцита, то усмотреть какую-то логику в этих рассуждениях непросто, особенно, если учесть, что украинские военные не только сложили оружие без единого выстрела, но и большинство из них осталось в российском Крыму, многие перешли в ВС РФ.

Об этом, кстати, на днях в эфире телеканала «Прямой» заявил замглавы запрещенного в РФ Меджлиса, депутат Верховной рады Ахтем Чийгоз, заверив, что крымско-татарские экстремисты не могли найти украинских силовиков, готовых стрелять в восставших крымчан и российских военных. «Мы не видели их в тот день – им дали команду в 10 вечера сняться и покинуть здание. Внутренней охране дали команду покинуть здание Совмина и Верховного Совета. Оставили только штатных охранников там. Мы после этого не видели внутренних войск, мы не могли понять, почему никто не стреляет. Не стреляет феодосийский полк, не стреляет в Береговом бригада, не стреляют в Саках, не стреляют в Евпатории. Я не говорю про Севастополь – там вообще к 20-му числу все мероприятия, которые нужны были по отторжению, они уже сделали. Каждый год я везде слышу: «Ждали приказа». Да ложь это все. Приказ даже если бы из центра поступал, там некому было его выполнять. Они приказы уже России выполняли», – заявил Чийгоз. Другой экстремист-нардеп Мустафа Джемилев подтвердил слова подельника: «Он очень правильно сказал относительно предательства – действительно, 88% сотрудников СБУ в Крыму оказались на стороне врага. И они все дни очень активно работали».

Отметим только, что большинство крымских военных, милиционеров и сотрудников СБУ не видели в русских военных врагов. Для них они братья, пришедшие на помощь в тяжелый момент. Собственно, в этом и была главная причина бездействия украинских военных в Крыму. «В те тревожные дни надо было проявлять какую-то решительность хотя бы остаткам тех сил патриотических, которые мы имели. Ахтем Чийгоз мне приносил список трех тысяч крымских татар, что они готовы взять оружие в руки и сражаться с оккупантами. Это люди, которые совершенно необученные, у них нет даже охотничьего ружья. Не давали. Нам, крымским татарам, охотничье ружье получить в Крыму было в десять раз тяжелее, чем русским, потому что мы же главные сепаратисты, оказывается, в Крыму. А вооружение где-то прятали, но в основном сдавали русским», – заявил Джемилев.

Старый провокатор, конечно врет. У меджлисовцев и боевиков запрещенной террористической организации «Хизб ут-тахрир» было оружие куда серьезнее, чем охотничьи ружья. Они давно готовились к дню «Х» и создали немало схронов с боевым оружием и взрывчаткой, которые до сих пор находят на полуострове сотрудники ФСБ. Так что причина бездействия экстремистов совсем не в этом. Александр Турчинов, исполняющий в то время обязанности главы Украины, уже стандартно объяснил это «предательством». «Действительно, мы реально рассматривали вопрос относительно создания партизанских отрядов, в том числе в составе активистов крымско-татарского движения. В связи с этим на место предателя из Службы безопасности назначили нового руководителя, которого нам руководство меджлиса порекомендовало. К большому сожалению, через какое-то время он также перешел на сторону агрессора, и все планы, что касается сопротивления, военного сопротивления, они были переданы нашим врагам», – посетовал «Кровавый пастор».

Но это объяснение не выглядит убедительным. Дело в том, что экстремисты готовились к «партизанской», а вернее, к террористической войне на полуострове задолго до «евромайдана», следовательно, совсем не против России. У них уже была создана подпольная инфраструктура, многие из них имели опыт боевых действий на Северном Кавказе, в Афганистане и на Ближнем Востоке, и курировала их турецкая МИТ. Так что переход на сторону России сотрудника СБУ никак не мог помешать им использовать против России то, что они намеревались использовать против Украины, чтобы добиться «независимости». Так что куда более убедительной выглядит причина, названная Джемилевым, который признал, что возложил все надежды на НАТО, которое обещало ему «вернуть Крым».

«В 14-м, сразу же после разговора с Путиным, я вылетел в Брюссель, был на встрече 28 государств-членов НАТО. Они говорили, что сейчас накладывают санкции, что у них четыре или пять уровней, пятый уровень – это применение военной силы, они это не рассматривали, но говорили, что эти санкции приведут к освобождению Крыма: «Будьте спокойны». Я говорю: «Ну, вот вы после оккупации Афганистана вводили санкции и нам пришлось десять лет ждать развала Советского Союза – что, опять десять лет?». Но они говорят: «Нет, сейчас время более динамично, и все произойдет раньше». Ну, вот, пока не происходит», – рассказал Мустафа-ага. «То, что сегодня мы отмечаем уже седьмую годовщину оккупации, откровенно говоря, для меня это была неожиданность, я не ожидал, что так долго продлится эта оккупация. Поэтому еще в 14-15 годах я в своих выступлениях и интервью говорил, что максимум эта оккупация продлится полтора-два года. Потому что нарушение международного права, этот бандитизм международный был столь откровенным, что я ожидал большей реакции», – жалуется сегодня старый провокатор, признавая тем самым, что экстремисты, осуждающие украинских силовиков за бездействие, сами не собирались воевать с русскими, предпочитая делегировать эту задачу НАТО.

Ну, а Северо-Атлантическому альянсу совсем ни к чему устраивать войну с Россией ради бандеровцев или меджлисовцев. В мировой практике действует негласное правило: «Тебе принадлежит только то, что ты можешь защитить». Крым, как мы видим, даже не пытались и не хотели защищать ни «свидомиты», ни крымско-татарские экстремисты. И какие бы сегодня фантазии ни рождались в Киеве, какие бы байки ни рассказывались, этот факт очевиден для всех.
источник
[xfgiven_source][/xfgiven_source]