Альянс Байдена и Навального: Как новый президент США будет мстить Путину за 2016 год


В минувшую субботу один мой знакомый из российских верхов удивлялся странному и, на его взгляд, не очень удачно выбранному времени возвращения Алексея Навального в Россию. Однако события последних дней показали, что с «чувством времени» у организаторов очередной попытки политического штурма Кремля как раз все в порядке.

Накануне инаугурации Джо Байдена в качестве следующего президента США в генконсульстве РФ в Нью-Йорке «по техническим причинам» обрубили телефонную связь. Как хорошо, что американские «телефонисты» не знакомы с русскими идиомами вроде «тушите свет!» Иначе нашим дипломатам отключили бы еще и электричество.

Впрочем, в каком-то смысле администрация нового американского лидера именно это и собирается сделать — и не в масштабе одного отдельного взятого российского дипломатического представительства, а в масштабе всей путинской вертикали власти.

Посмотрим на хронологию событий. 17 января — возвращение Навального в Россию и его задержание в аэропорту. 19 января — кандидат в новые государственные секретари США Тони Блинкен заявляет на слушаниях в сенате, что он самым решительным образом осуждает попытки «заглушить Навального».

Тогда же, 19 января, действуя в автономном, но, несомненно, заранее согласованном режиме, команда Навального выпускает свой очередной «разоблачительный» фильм.

20 января — резкий критик Путина Байден сменяет «поклонника Путина» Трампа на посту президента США. 23 января — попытки команды Навального организовать по всей России митинги в его поддержку.

Практически синхронное развитие во времени этих двух сюжетных линий при наличии большого желания можно, конечно, назвать случайностью. Но, чтобы прийти к подобному выводу, желание должно быть не просто большим, а очень большим.

«Возвращение Алексея Навального в Россию делалось под инаугурацию Джо Байдена — чтобы тема «ареста лидера оппозиции» стала первым внешнеполитическим вызовом для новой администрации США, в которой совершенно случайно окажутся специалисты по России на ряде важных позиций, включая директора ЦРУ, — написал в социальных сетях известный российский политолог Евгений Минченко. — Навальный оказывает услугу Демократической партии США — удачно оттеняя и тему импичмента Трампу, и преследования трампистов («а в России оппозиционеров линчуют»)...

Тема Навального создает ситуативную идеологическую основу для консолидации «Единого Запада», расшатанного при Трампе, и укрепления связки США—ЕС. В Германии как главном лоббисте «Северного потока-2» создана новая почва для атаки на новый проект «Газпрома».


Вывод в западных СМИ Путина на публичную роль «последнего диктатора Европы» создает новые возможности для игры США и их восточноевропейских сателлитов на белорусском направлении... Раннее начало раскачки протестной активности в России говорит о том, что ставка делается не на 2024 год, как думали и готовились стратеги Кремля, а на октябрь 2021 года».

Сначала я не совсем понял, почему Евгений Минченко говорит именно о грядущем октябре. Ведь выборы в Государственную думу должны состояться несколько раньше — 19 сентября 2021 года. Но потом я понял логику политолога. По его мнению, согласно задумке американцев, парламентские выборы должны стать началом волны продолжительных массовых протестов — типа тех, что сотрясали Россию на стыке 2011 и 2012 годов, но только более мощных и агрессивных. С точки зрения той команды, которая сейчас пришла (или, можно сказать, вернулась) к власти в Вашингтоне, в таком развитии ситуации есть своя безусловная «сермяжная правда».

Как показывает анекдотическое заявление Хиллари Клинтон о необходимости проверить, не звонил ли Трамп Путину во время штурма Капитолия, одержимость Россией у лидеров Демократической партии никуда не ушла. По мнению этих людей, четыре года тому назад Москва «украла» у них победу на выборах и должна сейчас за это по полной программе ответить.

Конечно, если поразмыслить, лично у Джо Байдена есть все основания не мстить Кремлю за его якобы имевшее место вмешательство в прошлые американские президентские выборы, а, напротив, горячо Путина за это благодарить. Если бы в 2016 году президентом США стала бы Хиллари Клинтон, то в 2020 году она бы пошла на второй срок, оставив дедушку Байдена за бортом. Но такие парадоксальные частности к делу не относятся. К делу относится то, что для того, чтобы попытаться влезть во внутрироссийскую политическую жизнь, у новой американской администрации есть как эмоциональные, так и вполне рациональные резоны.

Из двух главных оппонентов Америки на международной арене — Россия и Китая — именно наша страна в глазах вашингтонских стратегов является «слабым звеном». Китай воспринимается американцами как супердержава XXI века, мы — как супердержава из ХХ века, или, иными словами, из прошлого.

Идем дальше. Опыт полного добровольного подчинения Москвы своим интересам у нынешнего поколения американских политиков есть. Времена, когда в нашем МИДе рулил Андрей Козырев, воспринимаются ими как «норма», к которой можно и нужно вернуться. Соответствующего опыта в отношении Китая у ныне живущих американских политиков не имеется. Нет у них и партнера внутри Китая, который мог бы изменить подобное положение дел. А внутри России такой партнер у них наличествует. О причинах возникшего на наших глазах политического партнерства между Навальным и Западом можно долго спорить. Я, например, считаю, что речь прежде всего идет об объективном совпадении интересов. Но это опять же к делу не относится.

Постараемся подвести итоги. В январе 2021 года новый политический сезон начался не только в США. Практически одновременно новый политический сезон стартовал и в России. Во времена, когда исход схватки между Трампом и Байденом был еще не очевиден, и у реальных политических экспертов, и у «диванных аналитиков» было любимое развлечение: спорить, кто из них лучше для России.

В случае с реальными экспертами ответ почти всегда был одинаков: оба хуже. Правильно, оба хуже — но по-разному. При Трампе российско-американские отношения добивали повернутость американского президента на теме энергоносителей («русских конкурентов надо вышвырнуть из Европы»), презрительное отношение его команды к теме контроля над ядерным оружием и общий управленческий хаос в Вашингтоне. При Байдене наибольший зубовный скрежет в Москве будет вызывать стремление нового американского президента «продвигать демократию» — и в России, и по всему периметру наших границ.

В Кремле, впрочем, утверждают, что и этот вызов они готовы встретить с открытым забралом. «Никакого беспокойства у меня нет», — сказал мне, например, в эту среду близкий соратник ВВП. Посмотрим, удастся ли нашей власти сохранить это безмятежное настроение.
источник
[xfgiven_source][/xfgiven_source]