Чем Украина будет расплачиваться за западную «помощь»


Как известно, все войны так или иначе заканчиваются, и их участники на фронте и в тылу, а также просто симпатизирующие одной из сторон, мечтают о мире, пытаются представить, как он будет выглядеть — естественно, при положительном для них исходе.

И анализ перспектив Украины, если ей удастся сохраниться в статусе отдельного государства на той или иной территории (напомню, официально цели СВО сводятся к гарантиям отсутствия угроз безопасности России с территории Украины и признанию статуса новых российских регионов) начну с цитаты из моих любимых авторов, Ильи Ильфа и Евгения Петрова:

— Сэры, — сказал мистер Адамс (их гид по Соединенным Штатам — Авт.), внезапно оживившись, — вы знаете, почему у мистера Форда рабочие завтракают на цементном полу? Это очень, очень интересно, сэры. Мистеру Форду безразлично, как будет завтракать его рабочий.


Он знает, что конвейер все равно заставит его сделать свою работу, независимо от того, где он ел — на полу, за столом или даже вовсе ничего не ел. Вот возьмите, например, «Дженерал Электрик». Было бы глупо думать, сэры, что администрация «Дженерал Электрик» любит рабочих больше, чем мистер Форд. Может быть, даже меньше. А между тем у них прекрасные столовые для рабочих.


Дело в том, сэры, что у них работают квалифицированные рабочие, и с ними надо считаться, они могут уйти на другой завод. Это чисто американская черта, сэры. Не делать ничего лишнего. Не сомневайтесь в том, что мистер Форд считает себя другом рабочих. Но он не истратит на них ни одной лишней копейки.

Мы уже показали, что «лишней копейки» на Украину, и особенно на украинцев, Запад не тратит, и сейчас просто не могу отказать себе в удовольствии привести один из комментариев читателей к предыдущему материалу: «Дают обычно только тем, кто умеет и может торговаться. А к шумерам даже термин «проститутки» не подходит. Ибо девушка с пониженной социальной ответственностью, которая даже не требует платы за свой тяжкий труд, в народе имеет несколько иное определение».

До наиболее сообразительных «шумеров» начинает доходить, что Украина — не та девушка, которой стоит не проявлять свою меркантильность ради более заманчивых перспектив (ввиду нулевых на них шансов). И они уже фантазируют в том ключе, почему копейки, которыми Запад засыплет Украину после победы или даже «поражения по очкам», будут для оной отнюдь не лишними: «Если Украина победит, то из нее, возможно, сделают витрину демократического мира с вливанием инвестиций и восстановлением экономики».

Только вот и это уже было. Именно роль витрины «правильных» реформ и западного выбора была отведена Грузии после первой на постсоветском пространстве цветной революции в 2003 году, приведшей к власти Михеила Саакашвили.

Объект был выбран просто идеально — маленькая республика с населением 4 млн. человек и номинальным ВВП в 4 млрд долл. (2003 год), со средней зарплатой 30 долл. в месяц. Ежегодные вливания по разным каналам в размере примерно 2 млрд (скромная для коллективного запада цифра) стали для неё настоящим золотым дождем, особенно учитывая эффект мультипликации (ведь зашедшие деньги начинают крутиться внутри страны, создавая новые рабочие места, повышая доходы населения, которые оно тратит, и ВВП).

Но главное, тратились они в первую очередь на создание красивой и убедительной картинки для типичного постсоветского «креакла» — движущей силы всех цветных революций.

Тот всегда страдалец от высоких налогов — в Грузии кардинальное снижение налогового бремени (бюджет компенсируется внешними вливаниями), его раздражает (справедливо) коррупция — её, помимо полицейских мер, преодолевают огромными по местным меркам зарплатами чиновников, которые США вообще платили напрямую (напомним, средняя зарплата в Грузии тогда около 30 долларов).

К самой полиции это относится в еще большей мере — старую разогнали, новым засветили зарплату в 400 долларов (!). Естественно, конкурс в новую полицию достигал 50 человек на место. «В Грузии гаишники не берут взяток!» — понеслось по всем городам и весям бывшего СССР.

А где гаишники там и другая знаменитая советская (и даже раньше) беда — дороги. На их «приведение к стандартам» также пошла огромная часть выделенных средств.

Ну и на обновлении центра Тбилиси и прочих туристических троп особо не экономили (чуть дальше же кварталы грузинской столицы и сегодня поражают чудовищной запущенностью и разрухой).

Ну а дальше уже включились асы пиара: «Грузинское чудо», «Почему у Грузии получилось», так называлась знаменитая книга либерального экономиста Андрея Илларионова. В страну табунами возили ЛОМов из постсоветских стран, которым помимо прочего пришлось столкнуться с легендарным грузинским гостеприимством с ожидаемым в плане их впечатлений от страны результатом.

По остаточному же принципу плоды реформ вкусили бесперспективные, с майданной точки зрения, категории. Не так давно известный блогер Илья Варламов, делясь в целом, естественно, положительными впечатлениями от Тбилиси, удивился странному обычаю — пенсионеры стоят на улицах с напольными весами, предлагая прохожим проверить свой вес за скромную плату. Мысль, что это следствие крайней нужды (на Украине это также привычная картина) в его либеральную голову даже не пришла.

А ещё Грузия аграрная страна — около половины населения живет в сельской местности. Их «либеральное счастье» и вовсе обошло стороной — сельское хозяйство дает около 10 процентов ВВП, с соответствующими доходами занятых в нём, причем даже помидоры завозятся из соседней Армении (аграрии к майданам также обычно равнодушны, либеральных блогеров не читают).

В городах, правда, тоже не сладко. Официальная безработица в Тбилиси составляет 18,5 проц., на пике реформ доходила и до 30 процентов. За 2010–2020 гг. страну покинуло 23 процента населения, причем абсолютное большинство перебралось в Россию.

И возникает банальный вопрос: почему все они не открывают свой бизнес, чему-де в Грузии самые благоприятные условия, при всем известной предрасположенности грузин к предпринимательству? Да просто потому, что при любом «инвестиционном климате» бизнес не может существовать без главного — платежеспособного спроса на его продукцию.

А с этим сложно, инвесторы, создающие ориентированные на внешние рынки предприятия, в Грузию так и не пришли, а значит и с притоком денег, особенно когда «витринный проект» фактически закрыт — напряженка.

Примерно 50 процентов ВВП Грузии создает транзит, то есть — чисто география, от реформ никак не зависящая, причем уровень жизни там не выше, чем в находящейся в логистическом тупике соседней Армении.

Единственный удавшийся грузинский проект — Батуми. Но секрет тут прост: рядом мусульманские 80-миллионые Турция и Иран, а также 20-миллионный Азербайджан, в которых азартные игры и сопутствующие пороки, мягко говоря, не приветствуются. Вот и стал Батуми региональным «Лас-Вегасом» Это действительно получилось.

Как видим, с «витриной» не особенно заладилось в неизмеримо меньших масштабах, чем гипотетическая послевоенная Украина, власть которой уже запросила 1 трлн долларов. Думать, что Запад изыщет сумму такого порядка — наивность, на которую, наверно, способна только свидомая публика. Да и быть витриной самого себя у коллективного Запада получается всё хуже.

Причем речь идет только о сумме на восстановление. Нужна же именно «витрина», дабы россияне люто завидовали украинцам, притом что и собственно Западу завидуют только те, для кого чужая, извините, вагина всегда слаще. А уже представить, что Запад будет создавать украинцам жизнь лучше, чем у себя, думаю, не получается даже у самых альтернативно одаренных заукраинцев (хотя, в этом я, возможно, ошибаюсь).

А значит, и оплачивать восстановление хотя бы до предвоенного уровня причин у Запада никаких. Это будет совершенно лишняя для него «трата копеек» (как у мистера Форда на столовые для рабочих).

Да и в чисто житейском плане разве не сталкивались мы в жизни бесчисленное число раз с ситуациями, когда каждая из сторон была убеждена (или по крайней мере убеждала всех), что именно противоположная ей «должна»?

И тут у Запада свои резоны. Разве он не поиздержался, не терпел лишения (холодные дома зимой и др.), помогая Украине «защитить свою свободу»? А долг платежом красен.

Ведь, как мы отмечали, практически вся нынешняя экономическая помощь идет в долг. Наивно спрашивать, надеются ли они его когда-либо вернуть. Ростовщику не нужен возврат тела долга (в этом случае на деньги нужно искать нового клиента), он заинтересован в том, чтобы проценты капали максимально долго, желательно — вечно (это и называется «инвестиция»).

Чем меньше у заемщика шансов начать возврат «тела», тем кредитору лучше, а на сколько последнему приходится затягивать пояса, чтобы хотя бы проценты выплачивать, это его проблемы! Долговая кабала на веки — самая реальная перспектива для Украины, полностью отвечающая интересам Запада.

А еще должник всегда зависим и отнюдь не только в сугубо финансовом плане. В известном советском телефильме «Стакан воды» главный герой, британский политик лорд Болингброк восклицает: «Герцогиня Мальборо (его главная политическая оппонентка) сделала то, чего не сделали мои лучшие друзья — выкупила все мои долги! Теперь я связан по рукам и ногам».

Ведь и срок возврата долга, прописываемый в договоре, в идеале для кредитора — идеальное средство держать заемщика на коротком поводке и пересматривать условия в свою пользу.

Деньги, идущие на оплату внешнего долга (процентов) — тот самый отток капитала, меньше социальные выплаты, а значит, и внутренний спрос, расходы на инфраструктурные проекты (а инфраструктура и так в плачевном состоянии после 30 лет «незалежности», начались необратимые процессы её разрушения сугубо от старости), тем паче — внутренние инвестиции.

Положение олигархов, бизнеса в целом и после войны будет не блестящим, многие уже на грани банкротства и ждать от них вливаний в украинскую экономику просто не приходится — нечем.

Немногие украинские предприятия, сохранившие до начала СВО конкурентоспособность на внешних рынках неизбежно будут деградировать — не на что модернизировать производство, обновлять модельный ряд, а спрос на старый ассортимент будет падать.

К тому же после Евромайдана под давлением Запада (США прежде всего) активно проводилась линия на «раскулачивание» украинских олигархов, отжим у них наиболее лакомых кусков в пользу западных транснациональных корпораций (ТНК).

К слову, этот тренд, который первым на себе почувствовал Игорь Коломойский, несмотря на все свои заслуги во время Евромайдана и особенно с началом Русской весны, наглядно показывает, как у Запада обстоит дело с благодарностью.

С началом СВО этот процесс несколько поставлен на паузу, но нет сомнений в его возобновлении после заключения мира, тем более что возможности сопротивления, политические и экономические, у национального бизнеса резко сократятся.

Ну а ТНК по определению лишены сантиментов типа «долг перед Родиной», «социальная ответственность» и т. п. «Только бизнес и ничего личного» — их принцип по отношению к странам, в которых они работают.

Столь же логично, что ничего кроме сугубо коммерческого интереса не движет пресловутыми инвесторами, тучные стада которых, согласно классической либеральной теории, только и способны создать любое экономическое чудо.

Не ринулись они в Грузию, когда из неё делали витрину реформ, ни на Украину после обоих Майданов. И чем их может заинтересовать Украина после СВО, никто объяснить не в состоянии.

С деградацией же промышленности неизбежно будут деградировать и города. Схема процветания, в которой экономика строится исключительно на продающем-перепродающем друг другу мелком бизнесе, без внешних финансовых поступлений, которые обеспечивает промышленность, существует только в головах лавочников-креаклов.

Единственная сфера украинской экономики, которая становится по-настоящему лакомым куском, — это сельское хозяйство, еще недавно «планово-убыточное» в большинстве развитых стран, а ныне приобретающее статус второй нефти.

Правда, возможность появления в обозримой перспективе «зерновых Эмиратов» представляется сомнительной, но Украине она не светит и при самой благоприятной для сельхозпроизводителей мировой конъюнктуре.

Эмираты и их «собратья» стали таковыми, какими мы их знаем, сумев выстроить отношения с нефтяными ТНК, заставив их делится через природную ренту, соглашения о разделе продукции и экспортные пошлины.

Более того, в большинстве ведущих нефтедобывающих стран отрасль национализирована, в основном на договорных условиях, с которыми ТНК вынуждены были согласиться и теперь они, как правило, выступают в роли субподрядчиков у национальных нефтяных компаний.

В аграрном же секторе Украины ситуация движется в прямо противоположном направлении. Еще в 2021 году, под давлением «партнеров» был принят закон, отменяющий мораторий на продажу земель сельхозназначения. Зеленый свет на скупку аграрными ТНК украинских сельхозугодий дан!

Типичная схема проста — за бесценок по меркам мирового рынка земельные паи скупаются у тех, кто их сам не обрабатывает (старики, уехавшие в город и т. п.), а сдает в аренду фермерам. Последние, лишившись арендуемых участков, быстро разоряются и вынуждены продавать и свои (или их просто отбирают за долги).

Пока ТНК в основном выжидают, как и на каких рубежах закончится СВО, а далее процесс пойдет. И можно ли сомневаться в том, что для них будет создан самый благоприятный инвестиционный климат, практически обнуляющий любую природную ренту за использование этого бесценного ресурса.

Произведенную продукцию они будут вывозить по минимальной таможенной стоимости и затем через оффшоры продавать по мировым ценам. Воспрепятствовать этому находящиеся в полной финансовой и политической зависимости от Запада украинские власти помешать не смогут, даже если у них возникнет такое желание.

Можно добавить, что современное сельское хозяйство, особенно зерноводство, — весьма высокопроизводительно, аграрным ТНК понадобится куда меньше людей, чем ныне занято в украинском аграрном секторе.


Так что и новых рабочих мест агроинвесторы не создадут, точнее наоборот: кому повезет к ним трудоустроиться, будут довольствоваться весьма скромной зарплатой, а «высвободившиеся» селяне пополнят армию украинцев, ищущих средства к существованию за кордоном. Как показывала «Альтернатива», это именно то, что нужно Западу.

Депопуляция, вымирающие города и села с нищим населением да латифундии западных ТНК — вот то будущее, которое украинцы защищают от своих братьев-русских. Но кто им доктор?

Александр Фидель
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажмите Ctrl+Enter
Также по теме
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Свежие новости
Все новости
Новости партнеров
"С русскими на Киев": скрытая камера в поезде "рассекретила" разговор украинских боевиков
Новые учения НАТО, которые несут новые угрозы
Польская военная активность и риторика: сигналы о потенциальной угрозе для Беларуси
Польша готова начать агрессию против Республики Беларусь
Обращение Путина к гражданам России
Лучшее за неделю
Фото
Восставший из пепла
День взятия Бастилии
Протасевич был наёмником в неонацистском батальоне «Азов», — КГБ Белоруссии
Российские военные блокировали колонну армии США в Сирии
Броня крепка? Украинские танки в боях на Донбассе разваливаются даже от попаданий мин