СВО и контрбатарейная борьба


В сводках о ходе СВО обязательно перечисляются факты использования артиллерии (ствольной и реактивной) как нашими, так и украинскими войсками. Это связано с тем, что значение артиллерии в современном широкомасштабном конфликте архиважное! Поэтому сегодня проанализируем применение именно артиллерии, так как возникают вопросы: почему сразу не уничтожить все батареи и ракетные установки? почему у нас численное преимущество артиллерии, а мы не можем прекратить обстрелы Донбасса, Луганска, Херсона, Энергодара и сел Белгородской области? где наши доблестные воины, неужели их знания и опыт хуже, чем у противника?! может, мы отстали в силе и мощи?

Вопросы простые, но простых ответов не будет.

Что изменилось и почему сложно

Новый тип войны изменил и ведение контрбатарейной борьбы (далее — КББ). Что такое КББ по своей сути? Это поражение (уничтожение, подавление) огнем целей противника для завоевания огневого превосходства и выполнения назначенных боевых задач с одновременным воспрепятствованием выполнения таковых противником. Исходя из слов «контр», «батарея» и «борьба», это борьба нашего оружия против оружия врага, будь то пушки против гаубиц, ракета ОТРК «Искандер» против HIMARS или организация налета БПЛА «Ланцет» на позицию украинских минометов.

Как представляет КББ обыватель?

Наблюдатели с биноклем в окопах, самолет-корректировщик в воздухе, звукометрическая станция в тишине тылового леса и армейский спецназ в тылу врага. В классическом понимании прежних войн (Первая мировая, ВОВ) — это артиллерийская дуэль, орудие против орудия. Разведчики выявили, определили и дали координаты, артиллеристы приняли, пристрелялись по реперу и нанесли удар по вражеской батарее. Не подавили — прилетал «ответ».

Статика преобладала над динамикой. Например, на первом этапе битвы за Ленинград применяли термин «стабильная батарея противника», то есть батарея, длительное время находившаяся на одной позиции. Только с февраля 1942 года советское командование в плановом порядке поменяло всю организацию контрбатарейной борьбы от пассивной на наступательную.

И в мирное время развитие теории КББ не стояло на месте. В боевых уставах, в курсах подготовки артиллерии и в правилах стрельбы и управления огнем артиллерии в комплекте с пособием (ПСиУОА 1990, 1993, 1996, 2001, 2011 годов) этому виду боя было уделено достаточно внимания.

Анализ истории развития КББ за период XX и особенно начала XXI столетия показывает, что прямое артиллерийское противоборство приняло характер достаточно редкого явления на полях сражений. Мир войны от масштабных боевых действий и сплошной линии фронта от моря до моря сузился до ТВД локальных конфликтов: арабо-израильские войны, Вьетнам, Фокленды, Афганистан, Ирак, Сербия, Грузия, Сирия. Одна сторона всегда имела перевес над другой за счет мощности огня и средств разведки. Наличие более сильной, оснащенной и развитой системы получения данных вместе с огневой составляющей приводило к тому, что другой, более слабый, противник бескомпромиссно уничтожался. Хотя были редкие примеры, когда стрельба во Вьетнаме советской 130 мм пушки М46 осколочно-фугасными снарядами на дальность 27 километров портила нервы американцам с их орудиями калибра 155. Но теперь наши бойцы не в джунглях Вьетнама и не среди песков Сирии.

Новая реальность

Гладко было на бумаге, да забыли про овраги — теория без практики мертва. Реальной, огромных масштабов совместной работы средств разведки и огневого поражения, скорости изменения оперативной обстановки, напора событий, как в СВО, наша российская армия не имела. Именно настоящего боевого взаимодействия, а не полигонного на учениях. Пришлось учиться сходу в самом пекле сражений.

Сильный и многочисленный враг противостоит нам на пока еще украинских просторах. Этот враг не только опытен и подготовлен натовскими специалистами. Этот враг оснащен отличным и советским, и западным арсеналом. Этим врагом командуют прекрасные западные специалисты, использующие лучшие современные средства связи и управления. Комплексы наземной, воздушной и космической разведки США и их союзников в режиме реального времени предоставляют сведения нашему противнику. Все они сведены в единую не просто автоматизированную систему управления оружием, а в сетевую систему анализа событий и принятия решений с элементами искусственного интеллекта.

Противник обкатывает элементы новой концепции Multidomain battle как умения одновременного ведения войны в различных сопряженных доменах: суша, море, воздух, космос, киберпространство. Это «информационно-огневое управление боевыми кластерами в пространственной среде многодоменного типа». Непрерывное наблюдение и разведка, постоянная боевая готовность, взаимодействие, перестроение и перегруппировка, препятствование действиям противника, мгновенная реакция на угрозу, определение приоритета и упреждающий огневой удар. Непрерывное применение цикла НОРД в масштабе всех войск.

Пример: истребитель, находясь в воздухе, в случае обнаружения его бортовым комплексом запуска ПКР в сторону своего корабля, оценив ситуацию, совершает операцию по перехвату этой цели, управляя пуском и наведением не своей собственной ракеты, а ракеты с атакованного корабля. И наоборот. Или сообща по одному или нескольким вражеским объектам.

Цель: чтобы победить завтра, нужно изменить способ ведения войны сейчас.

Задачи: преодолеть систему обороны противника постоянно маневрирующими и взаимодействующими между собой боевыми подразделениями, ведущими действия в различных средах при сохранении ими полной свободы действий и способности к гибкой трансформации огневых возможностей. Не координация действий сухопутных войск, авиации, флота, спутниковой группировки и других родов войск, а создание таких возможностей, которые бы позволяли при необходимости авиации использовать возможности сухопутных войск и космоса, пехотинцам — возможности флота и авиации, то есть одновременно возможности всех всем всегда и везде.

Фантастика? Уже нет.

Пример: наличие у украинских подразделений на уровне взвод — рота — батальон терминалов CTOCW и станций StarLink позволило создать закрытые локальные информационные сети для каждого подразделения, которые обеспечивают им прямую связь и управление огнем с учетом данных любых видов разведки в режиме online. Это действующий элемент организации боевого взаимодействия в среде «земля — воздух — космос».

Теперь о том, как это изменило КББ на поле боя.

Тактика «кочующих орудий»

Главные изменения за девять месяцев СВО:

— борьба в пространстве вместо борьбы на плоскости;

— глобальный масштаб воздействия оружия;

— приоритет для разведки — воздушно-космическая и информационная составляющая;

— наличие открытых флангов, промежутков и разрывов в оперативном построении на линии боевого соприкосновения;

— огневой контакт войск — контакт «дальнего поражения»;

— уничтожение не только войск противника, но и его ключевых объектов инфраструктуры, государственного и военного управления, экономики;

— децентрализованное управление, сбор и передача информации;

— постоянное силовое информационное воздействие на войска и население противника.

Что из этого применили в КББ?

В нашем случае идеальное решение для получения превосходства над противником — воздушно-космическая разведка и дальний удар на поражение по резервам, сосредотачивающимся группировкам, на площадках обслуживания боеприпасами и топливом. Или когда БТГ врага следуют походными колоннами на удалении более чем 30–40 километров от переднего края. Ведь едут они по дорогам с определенной скоростью и в понятном направлении. Но враг не дурак — соблюдает условия максимальной маскировки и радиомолчания. Тактика ВСУ — скоординированное высокомобильное сосредоточение и рассредоточение на установленных оперативных направлениях.

Артиллерийское подразделение, назначенное украинским командованием для ведения КББ в количестве от 10 до 12 орудий ствольной или реактивной артиллерии, разделяется на несколько боевых групп — от двух до четырех орудий (установок) в группе. Обеспечение таких боевых единиц (групп) полностью автономное и планируется старшим группы самостоятельно: от продовольствия и подвоза боеприпасов до проведения техобслуживания и оформления боевых потерь. Группе определяется свой район ответственности площадью приблизительно до 100 кв. км, так чтобы обеспечить ведение огня по возможным целям на предельных дальностях. При этом происходит постоянное, но регламентированное в границах этого участка перемещение в режиме максимального радиомолчания, оперативности и маскировки. Позиция меняется независимо от того, стреляли орудия или нет. Никаких разрешений на такие действия не требуется. Командованию сообщается о смене места нахождения и времени, необходимом для передислокации на новую точку. Каждая боевая единица имеет основное и несколько запасных направлений для стрельбы, а также единый пункт управления огнем со своим районом (районами) ответственности. Все группы и пункты управления сведены в единую локальную информационную сеть и работают как часть системы передачи тактических данных полевой артиллерии (AFATDS).

Выше упоминалась аппаратура CTOCW и StarLink, которая за секунды позволяет получить все необходимые расчеты для стрельбы. Через эти терминалы в режиме реального времени от РЛС ККБ, воздушной или космической разведки на пункт управления огнем поступают данные о назначении цели. Задача пункта управления — немедленная, с момента получения координат местонахождения группы, выдача данных о цели и результатах огня. Или от обратного — боевая единица получает координаты цели заранее одновременно с указанием координат места для стрельбы. Задача группы прибыть в назначенную точку, произвести подготовку и отстреляться. Центр может указать «окно» по времени, на протяжении которого выполнение задания обязательно. Остальное на усмотрение главного группы. Боевая единица или даже одно орудие может начинать огонь по собственной готовности, после чего проводит противоогневой маневр. Максимальное число выстрелов не превышает пяти на одно орудие.

Теперь считаем. Минимальное время, необходимое для приведения в боевое положение, — от трех до четырех минут. Интенсивность стрельбы — пять выстрелов в минуту. Полет снаряда гаубицы М-777 на предельную дальность — это еще почти минута. То есть на выполнение боевой задачи уходит не более 5–6 минут. Уход с огневой позиции после выполнения стрельбы занимает максимум три минуты.

В теории КББ на выполнение задачи по немедленному поражению объекта противника необходимо, чтобы цикл разведки (принятие решения на применение, подготовка к выполнению огневой задачи, ее выполнение) не превышал половины минимальных сроков пребывания цели на месте. В нашем случае необходимое время на ответную реакцию не может составлять более трех с половиной минут, а лучше в два раза меньше. Расчеты надо проводить от времени засечки первого выстрела, но такое сразу может не получиться. И ответить желательно не одним выстрелом, а залпом. Очень трудная задача.

Было ли что-то подобное ранее? Да, в советско-финской войне 1939–1940 года. Орудия у белофиннов были старые, в основном с настильной траекторией стрельбы, снарядов не хватало. Но сражались они умело и недостатки своей артиллерии компенсировали искусством ее боевого применения. Отличная маскировка: клеили вату вместо осыпавшегося с деревьев снега и накрывали задульный конус от орудий в снегу специальной маскировочной сетью. Ложные и запасные позиции, звуковая имитация и имитации вспышек выстрелов с ложных огневых позиций, ведение стрельбы в периоды огневой работы артиллерии РККА. И главное! Массовое применение тактики «кочующих» орудий. Вели огонь по заранее пристрелянным участкам короткими огневыми налетами со сменой огневой позиции. Советская артиллерийская разведка просто не успевала реагировать на подавление. Зима, короткий световой день, туманы, снегопады — ни наблюдатели, ни авиация иногда не могли помочь.

Как решили эту проблему наши артиллеристы? Только разработав комплекс мер и совместными усилиями всех видов разведки и артиллерии, которые свели в отдельное Указание по организации КББ. Анализ этих боев дает понимание и эффективности различных видов разведки. На первом месте инструментальная (звукометрическая) — почти половина всех выявленных позиций, на втором аэрофоторазведка — еще 30 процентов.

Как сейчас решить проблему «тактики кочующих орудий» в исполнении укронацистов? Что можем противопоставить? Какие средства и методы самые эффективные?

За время СВО получена статистика применения различных средств разведки (РЛС, оптико-электронные, БПЛА) и их методов взаимодействия со средствами огневого поражения. Бесспорным лидером по минимальному количеству времени на засечку, идентификацию, времени ввода в базу данных и выдачи точных установок для стрельбы, с учетом действия на всю глубину наших средств поражения, является БПЛА. Пример: в начале мая в Луганской области, в районе населённого пункта Подгорное, были уничтожены артиллерией первые гаубицы M-777. Сначала цель обнаружили беспилотником, потом удар по позициям нанесли барражирующие БПЛА «Куб» и затем, при попытке уйти от налета, начатое с воздуха завершили СП «Гиацинт». Огонь «цветы» проводили по данным от космических средств разведки. Итак, о разведке.

Хочешь победы — врага разведай

Для чего нужна разведка? Узнать, где находиться противник и какой маневр запланировал совершить. Что важно для разведки? Дальность, точность координат, время на обнаружение, время на передачу информации, достоверность.

Требуется:

— увеличить дальность активных операций (лишь половину целей противника устанавливают вовремя, расстояние до другой половины не позволяет их обнаружить и определить координаты);

— повысить точность определения координат (нужно уменьшить возможную ошибку, чтобы получить максимальную боевую эффективность при минимальном расходе снарядов);

— уменьшить время на обработку и передачу данных (минимальное время реакции между моментом достоверного выявления цели и ее поражением).

Какие физические принципы используют в современных разведкомплексах? Принципы просты: излучение и прием волн в акустическом, оптическом или радиодиапазоне, ведь все, что движется в среде, либо само создает возмущение этой среды, либо реагирует на воздействие волной извне, отражая и частично поглощая ее. Основные виды: звуковая, радиолокационная, оптико-электронная (оптическая), радиотехнические. Применяют совместно и на разных носителях — от простой стереотрубы на КП до космических спутников. Рассмотрим некоторые из них подробнее.

Звуковая разведка.

Из сводок МО РФ: «Системы артиллерийской разведки Б75 “Пенициллин”, осуществлявшие прикрытие наступления союзных войск, в районе Тернов (южнее Сватова) обнаружили позиции гаубиц М-777 производства США. По ним был нанесен удар высокоточными снарядами “Краснополь” и “Сантиметр”».

При стрельбе из орудий и минометов, при пусках реактивных снарядов и ракет возникают ударные импульсы от взрыва метательного взрывчатого вещества или горения реактивного топлива. Процесс сопровождается акустическими явлениями — дульная волна выстрела орудия, акустическая волна ракеты и баллистическая волна, присущая и снаряду, и ракете. Падая на землю, они образуют волну падения. Летят снаряды со сверхзвуковой скоростью, поэтому импульсы их ударных воздушных волн мощные и далеко слышны. Главные характеристики: величина амплитуды избыточного давления волны, скорость распространения и спектральный состав этого сигнала. Калибр, длина ствола, плотности заряжания, размер каморы, тип пороха, и вот каждое орудие и миномет, стреляя, имеет собственный голос и тембр — бас, баритон или бельканто. Эти «отпечатки пальцев» присущи только этому изделию, поэтому «Мста-Б» звучит совершенно иначе, чем М-777. Ночь и раннее утро, сильные морозы, таяние снега, моросящий дождь, снегопад и туман — это для звуковой разведки хорошо. Плохо, когда летом жарко, гроза и сильный порывистый ветер. И грохот множества орудий наблюдениям не способствует. Главное достоинство — пассивность. Ничего не излучается, а только принимается, обрабатывается и передается. Первые аппаратные средства измерений появились во второй половине XIX века, когда координаты вражеской батареи рассчитывали, наблюдая вспышки или дым выстрела орудия и зрительно устанавливая направление на позицию, а затем вычисляя расстояние с помощью, например, звукового дальномера Ле-Буланже как прибора для измерения времени, прошедшего от вспышки до звука выстрела. Уши и мембраны сменил микрофон, от хроноскопии перешли к хронографии. Революцию в конце ХХ века завершила бортовая цифровая вычислительная машина с библиотекой образцов звучания артсистем. Одновременный прием и обработка большого количества данных с помощью алгоритмов сравнений, привязка на местности с помощью любой системы геостационарных спутников дали отличный результат.

Но каждый пошел своим путем. Ребята из-за океана десятилетиями проводили «демократизацию» всего мира, воюя с полупартизанскими отрядами несогласных. Задачу со звуком реализовали как направление борьбы со стрелковым оружием, создав системы ситуационной осведомленности. С 2008 года на вооружение взяты носимая на плече бойца КМП Swats, стационарная Ears FSS для военных баз и Ears VMS для машин от компании QinetiQ, локатор снайперских выстрелов Boomerang от Raytheon на основе остронаправленных микрофонов. Может определить положение стрелка с точностью до 15 градусов в течение 1 сек. после выстрела. Надежно работает в городской низкоэтажной застройке и при движении на скорости до 80 км/час, монтируется на любое транспортное средство. Данные выводятся на жк-панель, и информация про стрелка объявляется голосовым сообщением: тип выстрела, дальность, азимут, например, огонь с тыла — Shot, 6:00. Модульно, удобно, информативно.

В Штатах в городских районах такие системы применяют для оповещения полиции. Развешаны на столбах. Правда не во всех, а только в богатых. В бедных не ставят. Бессмысленно: стреляют слишком часто и сразу со всех сторон. Французы с 2017 года оснащают свои броневики мобильными акустическими системами обнаружения выстрела версии Metravib Pilar V, которые сопряжены с пулеметом.

Что еще есть у наших западных «партнеров»? В Великобритании совсем не новая система HALO Мк2 ловит 155-мм снаряд на 20 километрах при идеальных погодных условиях. У Израиля ARTILOC получше: обнаруживает тот же калибра на дальности до 40 км. Но такого, как станция звукотепловой разведки «Пенициллин», нет ни у кого!

Ни один из комплексов звуковой разведки, указанный ранее, не может точно определить координаты стреляющей РСЗО. Звук от старта и полета реактивных снарядов, которые двигаются с работающими двигателями, разительно отличается от выстрела ствольной артиллерии. Классические способы звукометрической засечки дают большую ошибку. Совместные усилия ТВ-камер высокого разрешения, тепловизоров, звукосейсмических датчиков, бортового компьютора с новыми алгоритмами сравнения и анализа дают отличный результат. Высокая точность определения координат выстрела и места падения снаряда, анализ и выбор цели по калибру как в момент выстрела, так и при разрыве у цели со скоростью расчетов, не превышающей пяти секунд! Российской армии требуется побольше таких «лекарственных средств» для лечения запущенной «украинской болезни».

Радиолокация.

Из сводок МО РФ: «В районе населенного пункта Белогоровка Луганской Народной Республики, а также Соледара Донецкой народной республики уничтожены две радиолокационные станции контрбатарейной борьбы AN/TPQ-50 производства США».

С середины 1960-х годов в дополнение к системам звукометрической разведки стали применять разведывательные РЛС наземного, воздушного и морского базирования. В космосе — на спутниках орбитальных группировок. Главные достоинства: всепогодность, точность, многозадачность, быстрота, дальность, мобильность, работа в режиме реального времени, обзор больших участков местности. Недостатки: демаскирующее излучение, уязвимость для средств РЭБ, приоритетная цель на поле боя.

Задача наземной станции — обнаружить летящий снаряд (ракету) и по нескольким точкам траектории вычислить местоположение пушки, гаубицы, миномета или РСЗО. Проще всего определить позицию миномета — его мина имеет навесную, близкую к параболе, траекторию. Сложнее рассчитать параметры полета для гаубиц, еще труднее для пушек с их настильной траекторией полета снаряда. Для уверенного определения точки вылета 120-мм мины или снаряда 122-мм достаточно кратковременно сопроводить его траекторию в любом секторе восходящего участка. Гораздо сложнее определить позиции батарей, стреляющих Excaliburом, или место пуска системы HIMARS. Обязательно нужно проследить начальный отрезок их траектории, так как через пять километров полета эти боеприпасы можно перенацелить на другие координаты и точное определение точки выстрела будет невозможно. По таким целям надо работать «нижним лучом», когда зона обзора в угломестной плоскости, от поверхности земли и по высоте к горизонту, находится в районе от 0 до 15 градусов.

В американских контрбатарейных станциях AN/TPQ-36 и AN/TPQ-37 Firefinder/II реализован угломестный сектор обзора от 0 до 7 и 7,5º, и поэтому украинцы стараются ставить их на возвышении. Почему? Приоритет «нижнего луча» приводит к одному недостатку: «Файрфайндеры» не в состоянии обнаружить мины, снаряды и ракеты СРЗО, если восходящая или нисходящая ветви траектории проходят выше установленного для них сектор обзора. Не могут эти комплексы рассчитать точки падения снарядов за время в 10–15 секунд и своевременно предупредить свои войска об огневом налете. Мало времени для анализа, поэтому ставим повыше и следим за полетом дольше. Станции не защищены броней, только выносной пункт управления. Прилетевший на «свет в окошке», то есть на излучение, «подарок» в виде близкого разрыва снаряда уверенно выводит их из строя. Зато дешевые.

Чтобы опознать тип и калибр системы, произведшей выстрел или пуск, мгновенно провести корректировку огня своих средств поражения, комплекс для участия в боевых действиях должен иметь:

— защиту экипажа и оборудования;

— мобильность;

— отличный бортовой компьютер, адаптированный под такие задачи;

— антенну с надежным поворотным узлом на основе ПФАР/АФАР большой площади (от этого зависит и количество приемоизлучающих элементов на ней, и количество формируемых радиолучей, и уровень принимаемого сигнала);

— мощный источник энергии для передатчика;

— чувствительный приемник;

— средства связи.

Масса требований для одного комплекса? Да, но российский ВПК разработал и с 2012 года представил на вооружение РЛС артразведки «Зоопарк-1М», где смог оптимально решить эти проблемы. Программа была начата в 80-х годах для замены комплекса РЛС разведки «Рысь», где топопривязку проводили руками и ногами с помощью буссоли и оптического дальномера, так как ни GPS, ни ГЛОНАСС еще не было. Броня для экипажа, отличная антенна — угломестная зона сканирования от 0 до 40 градусов. Выстрел 155-мм снарядом «видит» на удалении до 25 километров, а мину 81 мм — на 20 километрах. Одновременно с режимом определения места выстрела противника производит наведение своих средств КББ. Многофункционален: работает в сетоцентрических системах ПВО, с помощью КП «Ранжир» реализована выдача целеуказания для ЗРК малой дальности «Панцирь» и «Тор». Способность отследить мину калибра 82-мм, чья расчётная эффективная площадь рассеивания находиться на уровне 0,008–0,01 м2, — это возможность обнаружить БПЛА и другие средства поражения и разведки типа «Стелс». И по функциональности, и по угломестному сектору, и по количеству целей, и по точности, и по дальности, и по мобильности, и помехоустойчивости AN/TPQ-36, 37 не ровня нашему «Зоопарку».

Но почивать на лаврах не приходиться. За океаном готова смена. Цели те же — больше дальности, больше количество обнаруживаемых и сопровождаемых целей, выше быстродействие. Еще военные хотели универсальности, мобильности, автономности, ремонтопригодности и простоты в обслуживании. Все сразу и в одном изделии? Вряд ли возможно, но к этому нужно стремиться. Что получилось у «вероятного противника»? Какие задачи были реализованы и как?

РЛС AN/TPQ-47 и AN/TPS-80 G/ATOR: вместо сантиметрового дециметровый S-диапазон. Результат: да, возможности станций в разрешении и точности снижены, но дальность выросла в два раза. Терминал сетецентрической системы AFATDS дал возможность подключения в системы ПВО/ПРО для совместной работы по объектам с технологией «Стелс». На восходящей ветви траектории могут на дистанции в 300 км отследить ракеты типа «Искандер», а выстрелу Excalibur стоимостью 70 тысяч долларов дать возможность не просто так улететь на 70 км. Многофункциональны: заменяют собой сразу шесть предыдущих типов РЛС. Мобильные: все модули на колесах, а весь комплекс AN/TPS-80 G/ATOR перевозится сразу одним грузовым самолетом C-130 или тремя вертолетами. Надежны и ремонтопригодны в полевых условиях: износостойкие, с высоким коэффициентом полезного действия, приёмопередающие заменяемые модули на основе нитрида галлия. Дальность и надежность повышена, энергозатраты и стоимость снижена. Не лыком шиты американские «партнеры», а высокими технологиями!

У нас применить «Зоопарк» для ствольной артиллерии, стреляющей на расстояния от 30 км, РСЗО на дальность 70 км, выдать данные для целей и сопроводить ракеты ОТРК, летящие более чем на 150 км, не получится. Силенок не хватает. Но наш «ответ Чемберлену» уже готов — на испытаниях новый комплекс РЛС разведки «Ястреб-АВ».

Внизу, на уровне тактического звена, и «Кредо», и «СБР-3», и «ПСНР-8М», и «Соболятник», и «Фара» и «Аистенок». Главная цель — автономность и взаимодействие подразделений между собой.

Оптико-электронные системы.

Есть и пассивные, и активные. Палитра широкая: от КДУ-1 до систем «Интриган», «Ирония», ПРП-5 «МАРС-2000» и ИСЗ.

РТР.

Пассивная. Для обнаружения излучения и фиксации координат любых радиотехнических средств противника — от мобильных телефонов личного состава орудийного расчета и до сигналов ИСЗ. Перечень отечественных и зарубежных комплексов очень большой, есть и наземные, и морские, и воздушные, и спутниковые.

Исполнители заказов

Из сводок МО РФ: «В ходе контрбатарейной борьбы нанесено поражение взводу реактивных систем залпового огня “Ураган” ВСУ в районе населённого пункта Малые Проходы Харьковской области».

Добиться мощного и по количеству, и по качеству огня можно, только если все звенья боевого механизма действуют слаженно. Всевидовая разведка, лучшее оружие, современные средства обмена информацией, перехват инициативы, отличная профессиональная подготовка личного состав — вот составляющие нашего успеха.

Российские артиллерийские системы по основным показателям: скорострельность, дальнобойность, количество приданного запаса боеприпасов, возможности совершить маневр — лучше западных образцов. В идеале каждой нашей боевой единице нужно иметь собственную современную навигацию и позиционирование, цифровое интегрированное управление в общем сетевом пространстве, автоматическое заряжание и наведение орудия, автоматизированное вычисление задач на открытие огня и высокоточные боеприпасы.

Новая оперативная концепция, вокруг которой и спроектированы артсистемы последних моделей («Коалиция-СВ», KMW PzH2000), заключается в работе орудия как огневой единицы, которая при выполнении различных боевых задач действует согласовано, быстро и независимо. Времена, когда для выполнения огневой задачи требовались целые батареи и артдивизионы, заканчиваются переходом на множество самостоятельных СГ или СП, управляемых и наводимых на цель через единую сеть.

Плотность потока и скорость передачи данных, соединенные с мобильностью, автономностью и мощью таких систем, создают синергетический эффект. Пример: САУ «Коалиция-СВ» может произвести внезапный залп нужной плотности и кратно уменьшить число орудий, назначенных для выполнения боевой задачи. Почему? Собственная РЛС, подключена в ЕСУ ТЗ, скорострельность до 16 выстрелов в минуту, полная автоматизация процесса заряжания, наведения и выстрела, наличие режима «Шквал огня».

С чем сравнить? Лучшая модель САУ в руках украинцев Panzerhaubitze 2000. Реализована концепция MRSIР. Но с максимальной «полуавтоматической» стрельбой 10 выстрелов в минуту, перегревом ствола при длительных залпах и РЛС пристрелки, которая возможна только как опция. Проблемы «немца» — полбеды. Запас прочности конструкторских решений и материалов исполнения у российской артиллерии намного больше, так как рассчитаны по традиции наши системы на настоящую войну. Сильный нагрев ствола, разбалтывание, необходимость проведения техобслуживания с балансировкой и обязательной проверкой гидравлики после 50–100 выстрелов — это для М-777 известные факты. Не спасает ни титан, ни и малый вес. Наоборот, облегченный лафет по своему ресурсу «ходит» в полтора раза меньше сравнимых российских.

Разнобой «нежных» французов, поляков, словаков, итальянцев и американцев — это сложный процесс обслуживания, особенно принимая во внимание требовательность к номенклатуре запасных частей и соблюдению регламентов ТО по каждому иностранцу. А ремонт! Это отдельная тема, и она практически невыполнима украинскими руками в полевых условиях. Приходится вывозить изделия в Польшу. Укровояки снижают скорострельность, падает точность, падает боевая готовность подразделений.

И это без учета, что для каждой из западных артиллерийских установок требуется своя специализированная системы пополнения боекомплекта, отдельный склад боеприпасов и зарядов к ним. Без такой логистики невозможно обеспечить надежную и непрерывную огневую поддержку на поле боя, где орудиям необходимо часто и быстро перемещаться с высоким, до 5 тысяч в сутки, расходом боеприпасов. Для наших войск это хорошо.

Снаряд любит цель, но без взаимности

Из сводок МО РФ: «По данным Пентагона, с конца февраля 2022 г. США поставили Украине уже более миллиона снарядов. Киев получил 903 тыс. 155-мм снарядов M-795 для американских гаубиц М-777, 3 тыс. 155-мм управляемых активно-реактивных снарядов увеличенной дальности Excalibur M982, 7 000 снарядов противотанковой системы минирования RAAMS и 180 000 снарядов для 105-мм орудий. В общей сложности США поставили Украине более 50 000 тонн артиллерийских боеприпасов».

Главным аргументом для умиротворения укровермахта стала совокупная мощность залпа нашей артиллерии. Когда на позицию врага за короткое время прилетает большое количество крупных «размеров», это очень убедительно. И значит, вопрос обеспечения артиллерийских подразделений боеприпасами, в том числе и высокоточными, архиважен. То, что он в российских войсках решается, хорошо подтверждено тем, что огонь наши орудия ведут круглые сутки, выдерживая и нормы расхода снарядов, и высокую эффективность применения.

Классический контрбатарейный огонь требует для поражения цели выполнения выстрелов в максимальном темпе. Снаряд неточен, на его полет влияет множество условий как стрельбы, так и окружающей среды (температура, давление, ветер, влажность).

Точность применения измеряется параметром, называемым «круговое вероятностное отклонение». Это диаметр круга, в который прилетает 50 процентов выпущенного, т. е. чем больше радиус поражения, тем меньше точность и тем больше отклонение. Стрельба большим количеством боеприпасов по цели повышает вероятность того, что нужное их число попадет куда требуется или создаст накрывающую группу.

Например, стандартный ОФ 155-мм снаряд имеет круговое вероятностное отклонение от 200 до 300 метров на средних дальностях стрельбы. Значит, для организации эффективного огневого налета нужно организовать ведение огня по цели или сразу из нескольких орудий, или из одного, но в разы увеличив расход боеприпасов. С обеспечением орудий ВСУ снарядами проблемы. Часть складов теперь на новых территориях РФ, другие частично уничтожены. НАТО производства артбоеприпасов советских калибров не имеет. Нет производств и на Украине. Объема поставок снарядов натовских калибров различных видов для организации эффективной КББ недостаточно. Стрельба серией требует большего времени нахождения на огневой позиции. Не спасает и автомат заряжания. Раз время ведения огня увеличивается, значит, возрастает и вероятность обнаружения нашей разведкой «кочующей группы» с ответным огнем на уничтожение.

Выход из создавшегося положения ВСУ пытаются найти применением высокоточных боеприпасов, что дает возможность поражать цель с первого раза без необходимости проведения пристрелки.

Сорок лет назад высокоточное наведение для орудийных снарядов было нереализуемо. Ускорение при выстреле с перегрузкой от 10 000 g и более требовало применения внутри боеприпаса специальных механических устройств и электроники. Сегодня управляемое артиллерийское оружие (по технологии ACAG или RCIC) со специальными вычислительными микросхемами, упакованными в кусочки силикона вместе с миниатюрными инерциальными MEMS-сенсорами, делают тысячами на конвейере, и теперь вариант S снаряда Excalibur с полуактивной ЛГСН и КВО в 1 метр летит почти на 40 километров. Но удовольствие все равно дорогое, требующее специальных условий хранения и применения не по каждой цели. Просто так не постреляешь. Наши «Краснополь», «Китолов» и «Смельчак» и дешевле, и проще, и по точности задних не пасут.

От завтра не уйдешь

Все вышеописанное уже состоялось, и значит, чтобы нам победить завтра, мы должны поменять способ ведения войны сегодня. Рассмотрим некоторые предложения.

В армейских кругах РФ полным ходом обсуждают развитие ракетных войск и артиллерии СВ как поступательное преобразование в разведывательно-огневой комплекс (РОК) общевойскового объединения. РОК — система оружия, в которой на основе АСУО и средств разведки боевые ударные задачи реализуют в режиме реального времени с применением высокоточных боеприпасов. Такую систему рассматривают как элемент оперативного построения войскового соединения с целевым назначением: РОК поражения движущихся бронированных целей, РОК контрбатарейной борьбы и т.  д.

Например, предлагается в назначенной зоне ответственности основной формой тактического взаимодействия пехоты и артиллерии принять выполнение разведывательно-ударных операций совместно с массированным радиоэлектронным воздействием. Борьба с артиллерией противника определена в ближней, средней и дальней зонах: ведение огня по минометам, борьбу с дальнобойной артиллерией и поражение РСЗО.

Для каждой зоны могут быть установлены свои средства ведения разведки и поражения. КББ ближней зоны РОК: 122 мм или 152-мм орудия 2С1 (2С3), разведка — РЛК «Аистенок». Средняя зона: 152-мм СГ «Мста-С», «Коалиция-СВ», 152-мм СП «Гиацинт»; разведки — РЛС «Зоопарк-1М», АЗК-7М, КЗТР «Пенициллин». Дальняя зона: против РСЗО «Himars» ОТРК «Искандер», «Ураган», «Смерч»; разведка — спутниковая группировка, БПЛА «Форпост».

Разведывательно-ударный комплекс на базе РСЗО «Смерч» — это обязательно РЛС разведки воздушного и наземного базирования, мобильный пункт радиокомандного наведения управляемых реактивных снарядов и передвижной наземный командный пункта. Но при организации противником сильного противодействии средствами РЭБ боевая эффективность РЛС всех подсистем нашей разведки и систем передачи информации может быть снижена на 70 и более процентов, и значит, очень сложно будет выполнить задачу по определению приоритета цели на уничтожение (не всегда удается распознать тип боеприпаса и степень его защищенности) и управлению боевым применением. К тому же опыт применения нашими войсками ЗРК ПВО показал, что они могут поражать на траекториях полета не только оперативно-тактические и тактические ракеты, но и реактивные снаряды РСЗО крупного калибра. Объективно новейшие западные ЗРК — это серьезное оружие и при грамотном использовании очень эффективное в отношении снарядов и наших РСЗО.

Каков выход? Есть ли еще неиспользованные возможности? Раз классическая РЛС демаскирует себя излучением своего передатчика, то почему бы нашим войскам не расширить взаимодействие средств огневого поражения и разведки, применив неизлучающие средства?

Есть два класса станций, работающих без использования собственного СВЧ, на принципе пассивной и полуактивной радиолокации. Пассивная радиолокация: радиоустройства объектов излучают — мы это излучение фиксируем. Это РТР-разведка. Полуактивная: активная радиолокация с пассивным ответом. Облучающий сигнал формируется внешним источником, а наша станция только принимает отраженный сигнал. Принцип: создать в пространстве поле, в которой движение любого тела вызывает соответствующее изменение и обратное переизлучение. Аналогия — подводные лодки и гидроакустические буи. Противолодочный самолет, пролетая над участком океана, сбрасывает мини-ГАС и формирует сплошное поле излучения для обнаружения объекта. Цель, двигаясь в морской среде, нарушает структуру поля ГАС, отражает сигнал, что определяется станцией, которая передает сигнал на командный пункт для принятия решения на атаку. Для контроля за пространством над земной поверхностью можно применить пассивный когерентный локационный комплекс. Основные его достоинства и недостатки связаны с отсутствием в составе собственного передатчика. Плюсы: меньше стоимость производства, размещения и эксплуатации, отсутствие необходимости выделения частоты, отсутствие помех другим устройствам. Минусы: отсутствие контроля за передатчиком — его местоположение, тип сигнала, режим работы не зависят от РЛС и их нельзя как-то настраивать в интересах локационной системы. Например, в качестве источников сигнала могут быть использованы сигналы цифровых радиовещательных станций УКВ-диапазона, аналоговых и цифровых ТВ-передатчиков, сотовой телефонной сети различных стандартов. На Западе уже опробованы системы Silent Sentry компании Lockheed-Martin, Celldar компании Roke Manor, Homeland Alerter 100 компании Thales. Но когда война, то не все вышки мобильной связи работают.

А вот в военном варианте в качестве источника сигнала подсвета можно использовать передатчик (передатчики), согласованный с приемной системой. Для Украины можно было бы сформировать сплошное электромагнитное поле с помощью РЛК «Воронеж» из Крыма и Краснодара. Или с помощью РЛС бокового обзора авиационного комплекса разведки «Сыч». Даже спутники сгодятся.

Для решения оперативных задач подходят управляемые ракеты РСЗО крупных калибров и БПЛА. Комбинированные наборы компактных датчиков (магнитометрических, сейсмических, звукотепловых, радиотехнических) упакованы в кассету боеприпаса. Залп на 150–170 километров в нужном направлении, и район под контролем разведывательно-сигнальный комплекс (РСК). Дополнительно с помощью БПЛА «приправить солянку» выставлением с помощью запрограммированного воздушного сброса, частокола одноразовых направленных передатчиков нужного диапазона для создания почти сплошного управляемого э/м поля нужной частоты и модуляции. Такой РСК, объединенный с базовыми средствами артиллерийской разведки в единую систему, в режиме реального времени при любых погодных условиях может вести непрерывное наблюдение за противником и на линии боевого соприкосновения, и в глубоком тылу. Если в чём сомнения, то можно целевым назначением и дрон отправить для доразведки. Итог: на планшете командира все и всё как на ладони. Отправьте им «Краснополя» отведать!

Основа для таких датчиков давно создана и испытана в боях. Это старые РСА «Реалия», «Табун». Есть новейший TAS3 Ростеха. Вот и ФГУП «Космическая связь», после того как феврале GPS отключила услугу высокоточного позиционирования, испытал свои первые устройства передачи корректирующей информации для точности позиционирования: показатели — 2–3 см в статике и 5–7 см в движении. Есть перспективы для роста, дорогие товарищи!

Михаил Поспелов
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажмите Ctrl+Enter
Также по теме
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Свежие новости
Все новости
Новости партнеров
Как же Польше не повезло! Oтвeткa прилетела неожиданно
Дуда остался без ушей! Путин включил против Варшавы свои санкции и на полную катушку
Бунт в ЕС! Европейцы дружно бросились помогать России обходить свои же санкции
Захлопнулась основная кормёжка Германии! Немцы остаются без автопрома!
Путин устроил Санду прожарку! Президентше в Молдавии становится жарко
Лучшее за неделю
Фото
День взятия Бастилии
Протасевич был наёмником в неонацистском батальоне «Азов», — КГБ Белоруссии
Российские военные блокировали колонну армии США в Сирии
Броня крепка? Украинские танки в боях на Донбассе разваливаются даже от попаданий мин
Das ist fantastisch: у Юли Навальной есть немецкое гражданство