С топором на свою семью

С топором на свою семью


Как желание иметь больше денег обернулось трагедией целой семьи

Мы живем в чудовищные времена, когда любые человеческие ценности, мораль, нравственность, честь, любовь, семья исчезают под гнетом жажды наживы, стремлениями любыми путями, даже переступая через жизни своих родных и близких, получить как можно больше денег. Причем делается это совершенно беспринципно, используя свое служебное положение, личные знакомства и коррупционные связи в правоохранительных и судебных органах. История, которую я хочу вам рассказать поражает, прежде всего тем, до какого скотского уровня может докатиться с виду респектабельный и богатый человек, что для грабежа собственной семьи готов зарубить ее топором. Но обо все по порядку.

Эта история началась в 2014 году, когда некий бизнесмен Валентин Глазырин предложил своей родной сестре Елене приобрести у него 2 земельных участка, расположенных по соседству с его особняком в деревне Бролино Шаховского района Московской области, с дальнейшим строительством на них дома. Цена была небольшой, по 100 тысяч рублей за каждый участок, но строительство дома — вещь очень затратная, а Елена не располагала такой суммой. Но она была долевой собственницей в московской квартире совместно со своей несовершеннолетней дочерью и Валерием Боровинских. Квартиру Елена продать не могла и поэтому обратилась к Валерию с просьбой выдать ей заем для покупки и строительства дома в размере 4 500 000 рублей.

Боровинских согласился выдать этот заем под залог доли в квартире и оформлении на него земельных участков. В последствии Елена эти участки выкупила. Получив заем, Елена спокойно стала заниматься строительством своего дома. Но в процессе строительства в 2015 году возникла проблема с его газификацией, то есть с проведением газопровода от магистрали к дому. Тогда брат Елены Валентин предложил своей сестре провести газопровод со своего участка, как вторую точку в домовладении, это заметно упрощало газоснабжение дома, так как земельные участки брата и сестры имели общую границу. По закону, если два земельных участка находятся рядом и принадлежат одному собственнику и один из них газифицирован, то процедура очень сильно упрощается.

Возникла необходимость передать обратно в собственность Валентина Глазырина одного земельного участка, владельцем которого юридически являлся Боровинских. Елена переговорила с Боровинских, и он согласился. Дом продолжал строиться. Но как это всегда бывает, денежных средства не хватило, и Елена решила взять целевой строительный кредит в «Банке Москвы» в размере 5 000 000 рублей. В качестве заемщика Елена попросила выступить Боровинских, а в качестве поручителя согласился выступить ее брат, который под обеспечение предоставил свои автомобили. Валерию Боровинских Елена предложила дополнительно передать свои доли в квартире. Полученные кредитные средства Елена безналично перечисляла Валентину на оплату строительных материалов и строительство дома, юридическим собственником которого он тогда являлся. Он в свою очередь эти строительные материалы, общей стоимостью 5 000 00 рублей, выбирал, заказывал и получал, и все они были использованы на строительство дома.

Дом продолжал строиться, в 2017 году Валентин предложил своей сестре Елене, чтобы та предложила Валерию приобрести еще один свой участок, расположенный по соседству, на котором было построено помещение конюшни Глазырина, за 2 000 000 рублей. Боровинских согласился и все трое в ноябре 2017 года явились в местный МФЦ для совершения сделки. Одновременно Елена договорилась с братом также заключить договор купли-продажи, чтобы получить право на свой недостроенный дом. Они встретились, и тут начались чудеса.

Глазырин заявил, что так как он являлся получателем стройматериалов на сумму 3 миллионов рублей, которые были оплачены Еленой за счет кредитных средств Боровинских, то он требует написать ему расписку, что к нему нет финансовых претензий по стройматериалам, которые пошли на строительство дома. Свое требование он мотивировал тем, что он передает права собственности на дом Елене, а претензии за стройматериалы могут предъявить ему. Боровинских естественно отказался, так как за погашение кредита в «Банке Москвы», он должен получить долю Елены в квартире на Арбате, а стоимость стройматериалов и была оплачена этим кредитом. В качестве гарантий Глазырин потребовал от Елены выполнить некие условия, иначе сделка в МФЦ не состоится.

Ранее в семье Глазыриных уже существовал конфликт, который заключался в квартире в Балашихе. В ней проживала престарелаясмать Глазыриных вместе с еще одной дочкой, Светланой Аликиной. В семье была договоренность, что после смерти матери эта квартира остается Светлане, которая проживала и ухаживала за старенькой мамой, на ее имя квартира и была приватизирована.
С этим были согласны все члены семьи, но, как оказалось, до определенного момента. Валентин Глазырин стал приезжать в Балашиху и требовать от Светланы, чтобы она выплатила ему стоимость трети квартиры, и это при живой матери. Эти поездки постепенно переросли в скандалы, иногда заканчивающиеся рукоприкладством. Светлана неоднократно обращалась в правоохранительные органы, но, как это не странно, все ее обращения игнорировались.

Так вот, в местном МФЦ в последний момент Глазырин предложил Елене написать ему расписки, что после смерти матери она выплатит ему 1 000 000 рублей за треть доли в квартире в Балашихе, и на 3 000 000 рублей, если ему будут предъявлены претензии со стороны Боровинских за стройматериалы. Чтобы прекратить избиения своей сестры, драки и скандалы Елена под диктовку брата написала расписки на 1 миллион рублей и обязательство выплатить еще 3 миллиона в течение 5 лет. Тот факт, что при написании расписок никаких заемных средств Глазыриным не передавалось подтверждается и обстоятельствами, и свидетелями произошедшего в МФЦ.

Сделки по участку Боровинских и дому Елены Глазыриной в МФЦ состоялись, а сама Елена расплатилась с Боровинских за кредит в «Банке Москвы» своей долей в квартире на Арбате. Казалось бы, все проблемы были более или менее разрешены, хотя Елена взяла на себя обязательства перед братом за квартиру сестры и матери на 1 миллион рублей. Но, видимо, аппетит приходит во время еды, и Валентин Глазырин решил получить все, что принадлежало его сестре и Боровинских. Для этого еще до сделок в МФЦ была придумана и осуществлена мошенническая схема с привлечением своей супруги Марины. Дело в том, что Марина Глазырина является Заведующей сектором по мобилизационной подготовке Департамента средств массовой информации и рекламы города Москвы, имеет очень большие связи в очень многих структурах города. Супруги решили, что они придумали «гениальную» схему, по которой они могут «кинуть» множество людей и «заработать» огромные деньги.

Сначала супруги разводятся, а потом практически одновременно они избавляются от всего своего недвижимого имущества. Параллельно сделкам с Еленой Глазыриной на 7 миллионов и Валерием Боровинских на 2 миллиона они передали безвозмездно респектабельную квартиру в Москве на Проспекте Мира своей дочери Юлии Гюлумян, продали Смирнову (фамилия изменена) еще несколько земельных участков и домов. А уже в следующем 2018 году бывшие супруги подают иски в суды, в которых Марина Глазырина требует признать сделки недействительными, так как ее муж проводил их без ее участия, хоть и после их развода. Для этого они в начале 2018 году заключили мировое соглашение.

Сам Глазырин обращается в Шаховский районный суд МО с иском о признании сделки с Еленой по дому недействительной. Но суд отказывает в иске установив, что оплата по договору была осуществлена, и это решение вступает в законную силу. Казалось бы, что эпопея с домом для Елены закончилась, но это было только начало. После неудачи в суде Глазырин пошел другим путем, не менее незаконным.

Будучи уроженцем Перми он решает воспользоваться своими связями в этом городе и обращается за помощью к пермякам Сергею Михееву, Сергею Фалину и Дмитрию Кабанову. (Кабанов местный друг) Эти «товарищи» весьма известны в Перми по проведенным ими схем по отъему недвижимости у жителей города. В этих схемах через банкротство физических лиц Михеев выступал финансовым управляющим, а Фалин финансовым директором в делах о банкротстве. То есть, Глазырин решил стать банкротом и при помощи махинаций в процедуре банкротства отобрать недвижимость у своей сестры Елены, Боровинских и Смирнова. Кабанов обращается в тот же Шаховской районный суд МО о взыскании с Глазырина якобы существующего с 2015 года долга по договорам займа на сумму 4 800 000 рублей. Цель очевидна, по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с возбуждением дела о банкротстве отменить предыдущее решение суда и оспорить все сделки по недвижимости. То есть таким способом отобрать у людей законно приобретенное имущество.

На суде Глазырин, естественно, признает свой долг, а Кабанов, даже не пытаясь через Службу судебных приставов получить его, сразу обращается в Арбитражный суд МО с заявлением о признании Глазырина банкротом. Суд удовлетворяет требования Кабанова и по его ходатайству назначает финансовым управляющим Михеева. После этого дополнительно в суд обращается Фалин с финансовыми требованиями к Глазырину уже на 23 000 000 рублей и включения его в список кредиторов. Глазырин опять с этим соглашается, и Михеев, пользуясь своим новым положением, без обязательной по закону проверки включает Фалина в уже закрытый реестр конкурсных кредиторов. Не была также проведена обязательная для конкурсного управляющего проверка происхождения, движения и местонахождения этих средств.

Обе расписки были выданы задолго до обращения, в 2016 году, по обеим распискам «кредиторы» ни разу не обращались за возвратам «долга». Не было представлено ни одного доказательства о происхождении таких огромных сумм у кредиторов, сведений об уплаченных с них налогах, сведений о движении таких сумм по счетам. В общем, ничего, колоссальные деньги появились ниоткуда и исчезли в никуда. Кроме того, суд не провел обязательную в таких случаях экспертизу, которая позволила бы установить время написания этих документов. Даже не смотря на многочисленные законные ходатайства потерпевших. А такая экспертиза, в случае установления того, что документы были составлены гораздо позже указанных в них дат, могли послужить основанием для возбуждении уголовного дела о фальсификации доказательств.

Любому здравомыслящему человеку ясно, что все эти незаконные действия совершаются с одной целью — фиктивного преднамеренного банкротства. Это тоже отдельная статья Уголовного кодекса, предусматривающая очень серьезные наказания, и эти деяния производятся целой группой лиц, включающих в себя не только наших фигурантов.

Для увеличения стоимости дома, которое значительно повлияло на судебное решение дела о банкротстве, Глазырин еще в 2017 году заключает договор с ООО «Дельта» где работает его близкий друг, проводится кадастровая экспертиза, в которой стоимость дома оказывается завышенной в несколько раз — до 24 миллионов рублей. В экспертизе даже указано, что дом — кирпичный, хотя любой желающий может убедиться, что это недостроенное домовладение абсолютно без внутренней отделки, и построен он из газобетонных блоков, что в разы снижает стоимость.



Альтернативные экспертизы суд не принял. Как не принял такие доказательства, как выписки со счета Елены Глазыриной в банке, расписки от февраля 2018 года, выданной Боровинских Глазырину о возврате последнего 3 миллионов рублей, полученных от Боровинских от 2015 года и другие доказательства.

В результате в сентябре 2021 года судья Арбитражного суда СО Кирилл Журкин признал сделки недействительными по той причине, что они были проведены заинтересованными лицами между сестрой и братом. То есть, судья просто ограбил людей и передал их законное имущество махинаторам. Хотя если присмотреться, то это решение является копией возражения Михеева на отзыв Елены Глазыриной, который находится в материалах дела. Так же это решение было вынесено на отсутствующих в материалах дела доказательствах. Я ничего не утверждаю, но отношения Журкина и Глазырина, по рассказам многочисленных свидетелей, носят, мягко говоря, неслужебный характер. Кроме того, возник так называемый конфликт судебных решений, когда один суд постановляет одно, и это решение вступает в законную силу, а потом другой суд постановляет противоположное, создавая непреодолимое противоречие. К сожалению, в последнее время сами судьи, пользуясь своей «независимостью» все чаще создают причины, по которым может рухнуть сама судебная система нашего государства.

После вступления решения суда в силу и подачи исков Марины Глазыриной в Шаховской суд о признании сделок недействительными, она автоматически станет владелицей половины всего проданного ее мужем имущества на основании того, что сделки прошли без ее согласия, а вторую половину просто выкупит у карманного финансового управляющего по минимальной льготной цене. Вот перед вами схема мошенничества.

Естественно пострадавшие Глазырина, Боровинских и Смирнов подают заявления в правоохранительные органы, чтобы были возбуждены уголовные дела по фактам, подпадающим под целый букет статей Уголовного кодекса России. Но поразительно, на все их заявления из правоохранительных органов приходят письма с отказами. Создается впечатление, что органы у нас охраняют не право и граждан, а махинаторов и нарушителей закона.

Что еще более страшно, Валентин Глазырин, чувствуя свою безнаказанность и «всевластие» постоянно приезжает в дом, где сейчас проживают его родные сестры и племянница, постоянно избивает их, угрожая расправой и смертью, и требует отозвать заявление о совершенных им преступлениях.




Елена Глазырина, ее дочь Полина и Светлана Аликина неоднократно обращались по этим фактам с заявлениями о возбуждении дела. Но каждый раз правоохранители им отказывают, объясняя это тем, что свидетелей нет, а травмы не привели к тяжким последствиям. Обычно такая мягко говоря странная позиция, как у УМВД России по городскому округу Шаховская, приводит к еще более тяжким последствиям. Ведь безнаказанность, и даже потворство таким ужасным действиям могут привести к очень печальным последствиям. И кто тогда будет отвечать, сотрудники Шаховского ОМВД? Сомневаюсь.

«Данный факт в Национальном комитет общественного контроля России
принять на антикоррупционный общественный контроль экспертами и
журналистами и мы будем отслеживать эту ситуацию, и уверен добьемся
законности и справедливости»
, - сообщил председатель Правления МОО
«НКОК», профессор, доктор юридических наук Мансур Юсупов.

Во всей этой истории поражает даже не продажность наших правоохранителей и судов. Это ни для кого не секрет, ибо подобных историй по всей стране великое множество. Поражает уровень морального падения Глазырина, ведь даже в наше весьма беспредельное время, мало найдется людей, которые ради денег готовы лишить членов своей семьи всего и даже зарубить их топором. Увы, но такие люди есть, они имеют власть и деньги, и они ради денег способны на любую низость и преступление.



Александр Никишин
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажмите Ctrl+Enter
Также по теме
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Свежие новости
Все новости
Новости партнеров
Один против всех
Панцирь vs. Хаймарс... как столяр супротив плотника - 12:0
Броневик с элитным спецназом ВСУ нашел противотанковую мину на Донбассе
Эпичные кадры уничтожения польской САУ «Краб» на Артёмовском фронте
«Солнцепёк» отважных сжёг танки ВСУ на лиманском фронте
Лучшее за неделю
Фото
Восставший из пепла
День взятия Бастилии
Протасевич был наёмником в неонацистском батальоне «Азов», — КГБ Белоруссии
Российские военные блокировали колонну армии США в Сирии
Броня крепка? Украинские танки в боях на Донбассе разваливаются даже от попаданий мин