«В Украине» манкуртов у нас братьев нет


Нет, в название статьи не закралась досадная ошибка, такой предлог выбран намеренно. И это не попытка потрафить незалэжным украинским филологам. В данном случае понятие «в Украине» даже не описание географического местоположения, это характеристика, некий маркер, чётко разделяющий людей, живущих к западу от Белгорода и Брянска, на наших и не очень. Полагаю, стоит объяснить, что я имею в виду…

Не раз уже сказано, в том числе и мною, что многие наши политики, политологи, политические обозреватели и прочие завсегдатаи ток-шоу на федеральных каналах, вспоминая об Украине, постоянно делают оговорку, мол, у нас есть проблемы только с нынешней украинской властью и другими не менее уродливыми порождениями Майдана типа толп беснующихся наци-бабуинов и тому подобной сволочи. А вот простые украинцы нам братья, мы их любим и однажды обязательно спасём от свидомой тирании. И они непременно с благодарностью бросятся нам в объятья, и произойдёт долгожданное воссоединение братских народов.

Нет, согласен, звучит красиво. И всё бы ничего, если бы это не было несусветной чушью, построенной на советском псевдоисторическом мифе, задачей которого было как-то оправдать разделение большой России на союзные республики. Я уже молчу о том, что границы этих республик чертили от балды, как бог, точнее чёрт, на душу положит. И никаким реальным территориям проживания русских, украинцев и белорусов (будем пока придерживаться существующей официальной классификации) они не соответствуют от слова «совсем».

Казалось бы, ну что в том такого? Ну, миф, ну, не соответствуют, ну и что? Это же не отменяет «вековечной дружбы» и общих корней? Насчёт корней поговорим чуть позже, а вот что касается дружбы, здесь и зарыта та самая собака. Именно в этом и состоит главный прокол наших политических расчётов, благодаря которому американцы так легко развели граждан Украины на целых два майдана, превратив страну «нерабов» в классическую колонию со всеми вытекающими, и обыграли Россию, совершавшую на украинском направлении одну роковую ошибку за другой.

А стало быть, избавиться от опасных и вредных иллюзий самое время. Иначе переломить ситуацию в свою пользу нам не удастся. Начнём с терминологии. Говоря об украинцах, у нас чаще всего имеют в виду 46 домайданных миллионов граждан этой страны с оговоркой, что около 11 процентов из них просто этнические русские.

Не станем привязываться к цифрам, тем более что в 2021 году демографическая картина на Украине, которая и раньше не отличалась особой радужностью, стала вовсе катастрофической. Но и в просто обобщающем определении этнической принадлежности местного населения заложена первая большая ошибка. На самом деле, даже если вычленить из общего количества украинских граждан тех, кто, согласно последней переписи, проведённой в далёком уже 2001 году, указал иную национальность, называть оставшихся украинцами будет совершенно неправильно.

По факту мы имеем дело с тремя кровно близкими, но ментально совершенно разными группами. Условно их можно назвать так: западенцы, новороссы и малороссы. Первые ― это коренные жители Галиции и Волыни, земель, которые ещё во времена отца-основателя местной княжеской династии Даниила Галицкого де-факто перестали быть частью Древней Руси. Даниил, оставаясь формально православным, принял в 1253 году католическую корону «от отца своего папы Некентия (Иннокентия IV) и от всих епископов своих» и стал именоваться королём Руси. Тем самым русский князь задал, как сейчас модно говорить, некий тренд для политической и идеологической самоидентификации всего региона и начала фактической дерусификации Галицко-Волынских земель.

После много ещё чего происходило в истории, но Волынь и Галиция боле никогда не ощущали себя в единстве с остальным русским народом. Собственно говоря, на самой Украине это секрет Полишинеля: галичане не считают себя не только русскими, но даже и украинцами. По этому поводу вспоминается весьма забавный, но в то же время очень показательный эпизод.

Когда в 1648 году во время своего восстания, или, как это было принято называть в советской историографии, национально-освободительной войны, Богдан Хмельницкий подошёл к Львову, он написал местным городским властям радостное письмо в весьма дружественном тоне: «Прихожу к вам как освободитель русского народа; прихожу к столичному городу земли червонорусской избавить вас от ляшской неволи». Но те радости Хмельницкого не разделяли и избавляться от польской «неволи» не захотели, а посему городские ворота перед Богданом остались запертыми на все засовы.

После скоротечного штурма и непродолжительной осады львовяне согласились выплатить казакам отступные, и те, удовлетворившись полученным, оставили «древнерусский» город в покое. Так дорожки униатской Галиции и православной Украины разошлись окончательно. Засим вопрос национальной принадлежности западенцев можно считать закрытым.

Теперь пара слов о Новороссии. Мало кто вспоминает о том, что земли нынешних Харьковской, Днепропетровской, Запорожской, Донецкой, Луганской, Николаевской, Херсонской и Одесской областей никогда не входили в состав древнерусского государства. На этой территории не жили не то что мифические «древние укры», но даже и вполне реальные русичи, русские люди. Земли эти стали заселяться нашими общими предками гораздо позднее, и если использовать англоязычный термин, то к древнерусскому хартленду (англ. Heartland) они отношения не имеют.

В результате более поздней экспансии в Новороссии сформировалось население, этнически и духовно более близкое к великороссам, чем к малороссам. И на данный момент в этой ситуации ничего по большому счёту не изменилось. А, следовательно, называть этих людей украинцами не менее ошибочно, чем использовать данный термин в отношении жителей Волыни и Галиции.

Но если новороссы ― это суть русские люди, мало чем отличающиеся от жителей, скажем Рязани или Твери, и вообще неотличимые от белгородцев, воронежцев или курян, то западенцы имеют такое же отношение к Украине или России, как и закарпатские русины или буковинские румыны, то есть никакого. А потому распространить протекцию России на первых настолько же важно, как и окончательно отказаться от иллюзий о возможности русифицировать вторых.

И вот теперь, отсеяв всё лишнее, можно перейти к разговору о тех, кого действительно стоит считать украинцами, несмотря на искусственность данного термина. По сути своей «украинцы» ― это малороссы, которые в результате достаточно длительной психологической обработки отказались от общих корней с великороссами и белорусами. То есть, вспоминая семейные метафоры о трёх братьях, ушли из дома, порвали всякую связь с родными и получили документы на новое имя.

В своё время великий Чингиз Айтматов в своем знаменитом романе «И дольше века длится день» рассказал легенду о манкуртах, людях, доведённых жестокой пыткой до беспамятства, до полной потери себя и обращённых в бессловесных рабов, абсолютно послушных воле нового хозяина. Весьма подходящее определение для кастрюлеголовых украинских «революционеров», не правда ли?

Но то легенда, а в реальной истории можно найти ещё более яркий пример подобной метаморфозы: янычары ― некогда элита турецкого войска времён расцвета Османской империи, состоящая из мальчиков-христиан, взятых у родителей силой в качестве дани в возрасте от 8 до 14 лет и вымуштрованных в духе максимальной ненависти к своим корням, как религиозным, так и этническим, и в покорности новой вере и новому господину.

Согласно упомянутой мною украинской переписи населения 2001 года 67 процентов опрошенных называли себя этническими украинцами. Учитывая реалии местной этнографии, с которыми мы уже разобрались, можно, держа в голове эту цифру, определить примерное количество тех людей, для которых идея незалэжной и, как следствие, недружественной русскому миру Украины близка и понятна. Это и есть то самое «болото», которое молча поддержало оба майдана, прошедшие по большому счёту под одним и тем же лозунгом «Геть вид Москвы».

В прошлом году я наткнулся на статью своего коллеги Юрия Барбашова, которую он написал специально для «Казачьего Вестника». Она имела весьма похожее название ― «“Гэть вид Москвы!”: самостийничество ― злокачественная опухоль русского народа». В ней автор вспоминает подзабытый нынче термин родом из ХIХ века ― «самостийники» ― и справедливо, на мой взгляд, подмечает, что тихое молчаливое самостийничество гораздо опаснее откровенного бандеровского нацизма.

Да, нынешние украинские радикалы ― это прямые идейные потомки коллаборационистов из УПА и прочих бандеровских банд. Но они враги явные и открытые, и с ними всё ясно. А вот превратившиеся в «украинцев» вчерашние малороссы намного опаснее, потому что менее заметны и гораздо легче мимикрируют под русских по мере надобности.

Это и есть граждане той самой «ВУкраины», для которых спор вокруг предлога, коверкающего нормы их родного русского языка, превратился в борьбу с этим языком, в ненависть к своим корням и в конечном итоге вылился в настоящую войну с теми, кто отрекаться от своей русской идентичности не захотел.

Важно понимать: их ужасная трансформация в нынешнее состояние произошла не вчера. И весьма наивно полагать, что всему виной происки западных спецслужб и вездесущих НКО господина Сороса.

Нет, зёрна ненависти к России и русским, то есть на самом деле к самим себе вчерашним, были брошены на майданах в весьма хорошо удобренную почву, над плодородностью которой потрудились и разночинная интеллигенция позапрошлого века, и большевики-украинизаторы первой половины столетия двадцатого, и уже более близкая к нам украинствующая творческая «элита» на рубеже второго и третьего тысячелетий.

И всё же я не соглашусь с определением «самостийники» и даже с более поздним вариантом ― «хатаскрайники». Первое из них предполагает хоть какое-то видение будущего украинской державы в целом (ошибочного или нет, неважно), второе ― чётко заявленную причину противопоставления своих личных целей интересам общества. Но у нынешних «украинцев» в большинстве своём нет ни первого, ни второго, а представление о мире ограничивается лишь собственным весьма крошечным ареалом обитания: дом, робота, хатынка «у сели», огород и в огороде картопля. И всё, что происходит за его пределами, от них равноудалено: хоть Киев, хоть Москва, хоть Нью-Йорк… Это чистейшее, дистиллированное хуторянство.

И среди «хуторян-украинцев» у нас действительно нет братьев, у них вообще нет никаких родственников и даже друзей. Кругом только «вороги», «ганьба» и «зрада». Возможно, когда-нибудь в исторически обозримом будущем мы ещё вернёмся к вопросу нашей общности, но произойдёт это, боюсь, нескоро. А пока все эти пустые разговоры о безусловной любви к «братскому украинскому народу» пора прекратить. Нет от них никакой пользы ни уму, ни сердцу. Подумаем-ка лучше, как нам помочь Новороссии.
Алексей Белов
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажмите Ctrl+Enter
Также по теме
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Свежие новости
Все новости
Новости партнеров
Натовские танки будут гореть как спички! Россия закончила испытание революционного оружия
За братьев вырвем гланды! Россия жестко пригрозила НАТО заступиться за сербов
Финны влетели по-полной! Россия внезапно вырубила экономику приграничной Финляндии
Арестович оказался причастен к издевательствам над российскими военнопленными
Мерседесов больше не будет! Немецкие капиталисты получили прощальное письмо от Газпрома
Лучшее за неделю
Фото
День взятия Бастилии
Протасевич был наёмником в неонацистском батальоне «Азов», — КГБ Белоруссии
Российские военные блокировали колонну армии США в Сирии
Броня крепка? Украинские танки в боях на Донбассе разваливаются даже от попаданий мин
Das ist fantastisch: у Юли Навальной есть немецкое гражданство