Призрак бродит по Европе…



Утверждают, что раз в несколько тысячелетий географические полюса мира меняются местами. В политике это происходит куда быстрее! Наблюдая вблизи послепраздничную Европу, я убедился в этом окончательно. Полное дежавю наших конца восьмидесятых – начала девяностых, только в гламуре блестящих витрин, полновесных прилавков, раздельных мусорных контейнеров...

А вот то, что я называю «политической микрофлорой», дико похоже. Неуверенность в будущем, непредсказуемость прошлого, диктат духовного «мейнстрима», боязнь собственного мнения, просто боязнь...

Мой любимый философ Иштван Бибо говорил: «Демократия – это когда ты не боишься». Здесь даже смелые мои друзья боятся сказать «что-то не то», боятся подозрений в нетолерантности, боятся выйти вечером на улицу, боятся заболеть, боятся детей отпускать на дискотеку, боятся жениться, боятся разводиться. Мда, демократия. Но даже не это главное.

Очень похоже политическое массовое умонастроение. Разорванность общества на тех, кто за власть, и тех, кто за оппозицию, принадлежность к враждующим лагерям, в которых могут оказаться даже члены одной семьи. Зацикленность многих на собственном постоянном недовольстве. Это глухое раздражение (экономикой, политикой, социалкой, жизнью) лелеется, вынашивается, вынянчивается даже старательнее, чем у нас четверть века назад. Все это уже называется специальным термином – «выученная беспомощность». И инструменты этого «вынашивания», «выучивания» такие же, как были тогда: митинги, протесты, манифестации, шествия, толковища, уличные акции «прямого действия». Если б я верил в чудеса, сказал бы, что Европа хотела за руку повести Украину в будущее, но шершавая селянская украинская рука пересилила и повела Европу в прошлое.

За несколько дней я слышал слово «майдан» минимум в трех европейских странах. Как воспоминание о будущем. Это большая тема: как просвещенная Европа «купилась» на сельское политическое колдовство, уверовав, что самые сложные общественные болезни лечатся простыми уличными припарками-кричалками и площадной бранью. В конце концов даже самые образованные люди в трудных ситуациях обращаются к знахарям.

Еще большая тема – получится ли у России «похитить Европу», забрав себе не просто былой полюс, но саму ее трепетную душу, а точнее, обменяться ею. (Жалко только наивных украинцев: они в Европу, а там былой «атский союз». Сюрприз! Ну да ладно.)

А сейчас я бы коротко ограничился только локальной темой: как Европа препарировала «майдан». Как превратила из сугубо экспортного товара во внутренний. А главное, как пропуская его, переваривая внутри уже себя, выявляет его составляющие, особенности, черты, возможности и аномалии.

Итак, Европа – это громадный сепаратор, разделитель. Она и поднялась за счет великого разделения труда. И как бы она ни мнила о своей объединительной миссии, разделять она пока умеет круче, чем соединять. Раздельный выброс мусора или раздельное питание – это всего лишь микроскопические проявления её глобального специфического таланта. Она умудрилась не просто увлечься «майданом» как рецептурой социального борща, но по ходу еще и сепарировать, выхватить его базовые ингредиенты.

В этом плане мы пока имеем перед глазами три сепаратные модели «евромайдана». Самый впечатляющий, как я уже отмечал, «ФАНТОМАС-МАЙДАН» во Франции. Французы вообще любят любое варево из одного главного компонента типа пресловутого «лукового супа». Поэтому первоначально была задумка замутить протест вокруг одной темы – повышения тарифов (действительно необоснованных и крайне деструктивных для загородных жителей) на горючее. Формула этого протеста изначально была проста, как «любовь по-французски»: ОДНА ТЕМА, НИ ОДНОЙ ПАРТИИ, ОТСУТСТВИЕ ЛИДЕРОВ, ПРИСУТСТВИЕ УЛИЧНОЙ ПЕХОТЫ. Судя по тому, что протесты смогли перевалить даже через рождественские праздники (это, согласитесь, сильный показатель!), тема живая и перспективная. Но...

Оказалось, что на одной теме можно долго удерживать внимание только локальной социальной группы, но нельзя быть интересными для всего общества. Поэтому претензии к власти стали расползаться, как квашня, и сейчас их больше двадцати: и против цен, и против коррупции (вечная тема), и против социального неравенства, и против НАТО вместе с ЕС, и против системы образования, и против олигархов, которые зарабатывают на родине, а налоги платят в Бельгии. Даже против самого Макрона – вчерашнего кумира той же улицы. Короче, против всех «фантомасов» – тайных врагов легкого французского бытия.

То есть можно уже констатировать, что французская модель имеет серьезные внутренние сбои при всей её внешней эффектности. Слишком много неконтролируемого бессмысленного насилия, неконтролируемых задач и целей, возникающих по ходу, неконтролируемых спонтанных вожаков и непонятных денег. В этом вареве все сложнее разобраться и все сложнее ему симпатизировать. Да, сейчас его морально поддержали такие славные персонажи, как итальянские «звезды» Маттео Сальвини и Луиджи Ди Майо. Их симпатии дорогого стоят. Да, жидко обделался от страха «буревестник оранжевых революций» Бернар-Анри Леви. Не получилось из него второго Шарпа. На это любо-дорого посмотреть. Оказалось, что такие шустряки, которые лихо зажигают протесты по всему миру, тупо впадают в прострацию от первого же «коктейля Молотого» не где-нибудь в Ливии или Украине, а у себя под окном. Сейчас такие сразу попритихли.

Но все это девальвирует тот факт, что первоначальная схема пробуксовывает: насилия, грязи и мрази в сумме становится не меньше, а больше, чем до акций. Это заставило присмотреться к другому закипающему немецкому вареву – «ШАЙТАН-МАЙДАНУ». Да, любят бундеса порядок, а он невозможен без вождя. Поэтому их рецепт пока: «ОДНА ТЕМА, МНОГО ПАРТИЙ, ОДИН ЛИДЕР, ОТСУТСВИЕ УЛИЧНОЙ ПЕХОТЫ».

Темка понятная – решение проблемы бармалеев и прочих мигрантов. Лидер – очаровательная Сара Вагенкнехт. Пожалуй, самая красноречивая и фигуристая политическая модель в современном мире. Силой своего очарования она спрессовала кучу партий и людей в движение «Подъем». И силой своей логики доказывает, что решить эту проблему можно умом, а не насилием. Поэтому и не прибегает пока к поддержке уличных бойцов. Соответственно, её сторонники, в отличие от французских коллег, не пытаются громить магазины, захватывать правительственные здания и мосты. Немцы слишком хороши в блицкригах и, видимо, боятся раздухариться по полной. В Европе их потом никто не остановит. Понимают это и сдерживают себя. Из последних сил. Но что-то мне подсказывает, что появятся и темы другие, и шины, и ультрас. Не любят немцы останавливаться не только в своем жестком порно!

Третья модель «евромайдана» заваривается в поэтической Венгрии – «БОТАН-МАЙДАН». Рецепт: «ОДНА ТЕМА, ОДНА ПАРТИЯ, НИ ОДНОГО ЛИДЕРА, БОТАНЫ ВМЕСТО УЛЬТРАС». Начинали с темы именно комфортного жития разного рода профессиональных и любительских айтишников. Типа поменьше налогов, побольше трафика зарубежных грантов. Ну и контроль за страной тех, кто гранты, кредиты, вложения обеспечивает. Свои власти только воруют, а зарубежные дают. Такая логика.

Я прошелся несколько раз за последние дни с пестрой толпой молодых очкастых демонстрантов. Видел, как поджигали елку у парламента. А шины не жгли. Ботаны!.. Интересно начинается год. Бродит, бродит по Европе призрак майданизма. Но иронизировать, тем более смеяться над этим, не стоит. Я было пошутил своему западному другу, что за европейскими былыми ощущениями скоро надо будет ездить в Россию, но он обиделся: «Сирано де Бержерак мог смеяться над собой, но не позволял это делать другим». А я и не смеюсь, просто наблюдаю.

Р. Дервиш




источник
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Комментарии:

Оставить комментарий

Реклама

Загрузка...

Новости партнеров