А ты хотел бы жить при Сталине?
А ты хотел бы жить при Сталине?


Думаю, что всех пишущих о Сталине и его времени, публицистов, историков, журналистов, блогеров, можно разделить на две группы: на сталиниздов и сталинистов.

Сталинисты – это те, кто действительно принимает учение Маркса-Ленина-Сталина как целостное марксистское и занимается коммунистической деятельностью (пропагандой, как ее частью) с ясной целью – реставрация социализма, возвращение России на путь коммунистического строительства. Сталинизды – это либо спекулирующие на имени Сталина, либо откровенные провокаторы, которые, прикрываясь Иосифом Виссарионовичем, ведут откровенно антикоммунистическую деятельность.

И даже можно проводить тестирование для выявления среди всех, кто пишет о Сталине, настоящих сталинистов и сталиниздов. Всего по одному вопросу. Этот вопрос в полемике о том времени любят задавать так называемые либералы: вы бы сами хотели жить при Сталине?

Вот как только сталинизды получают этот вопрос, так сразу начинается откровенно позорное бульканье насчет того, что не надо сравнивать времена, тогда были другие условия, другая историческая обстановка… А ответа прямого они не дают. Здесь и приходит конец полемике. На самом деле, чего ты топишь за Сталина, если у тебя нет желания жить при Сталине? Явно видно, что ты придуряешься. Правда же? Причем, что характерно, все эти сталинизды с удовольствием пишут о том, что рады были бы купить билет для переезда в брежневский СССР.

У меня нет убеждения, что нынешняя жизнь по сравнению с СССР 60-80-х годов – замечательное настоящее в апельсиновых тонах. В те времена было много плюсов, которые мы потеряли, свалившись из государственного в частнособственнический капитализм. Но возвращаться в брежневятину – это как бы шило на мыло не сменять. Времена были довольно подловатенькие, если честно.

А вот на машину времени рейсом до 30-х годов я бы взял билет, даже не задумываясь. Ни на секунду. Конечно, я исхожу только из личного опыта, из того, что знаю от предков, что видел своими глазами, а не из «научно» обоснованных выкладок учОных и самой достоверной в мире савецкой статистики, в которой мы при Лёне жрали в три горла (только если очередь за жратвой успеешь занять). Я сам разную статистику рисовал так красиво, что самому иногда было смешно. Самую правдивую в мире статистику обычно рисуют самые упоротые фантазеры.

Начнем, наверно, с 1937 года. Именно с отсылки на 37-ой год начинаются споры сталиниздов с либералами по вопросу – «ты бы хотел жить при Сталине?».

Я родился в 1964 году. Т.е. застал еще людей, которые жили в 30-х, мои деды и бабки, тетки и дядьки, которые были старше моих родителей. Мои односельчане.

Может быть, с.Ленинское Хорольского района Приморского края – не показатель. Может быть, на всю страну обобщать не надо и т.п., но я что видел, слышал своими ушами, о том и сужу. Мне до ноги статистика в рамках всей страны. Как-то так всегда получалось, что мое бытие вываливалось из этой статистики. Как будто я жил в параллельном мире.

Так вот, про 37-ой и другие сталинские ужасы я узнал только в конце 80-х годов. Подозреваю, что и как почти весь советский народ. Ни от своего деда по отцу, ни от бабки по матери, ни от других стариков я вообще ничего не слышал об этих репрессиях. Т.е. просто абсолютно ничего. Узнал про 35-ый, 37-ой и другие годы «правду» уже из книг Солженицына, Рыбакова и перестроечной прессы. Хотя, вокруг было полно живых свидетелей тех лет.

Может быть, те старики и люди старшего поколения, с которыми мне довелось рядом жить, работать, общаться были настолько запуганы, что боялись об этом говорить? Ну, не знаю, запуганных среди них чего-то мне лично не попадалось.

Скорее, наоборот. Я еще застал в совхозах людей, которые выросли и работали при Сталине. Они очень сильно отличались даже от моих родителей и их ровесников. Они были, если так можно сказать, особенно бóрзыми в смысле отношений с любым начальством. Наезжать на них, ущемлять их права (не дай бог закрыть наряд на работу хоть с малейшей недоплатой!) было опасно. Скандал получишь прямо на месте. При этом все они отличались какой-то особенной добросовестностью в работе. Считалось, что лучше иметь одного такого деда на работе, чем трёх моих ровесников.

Ну так послесталинские поколения воспитывали «советская» школа пионерия и комсомол. В духе творцов-созидателей. Ага, прямо в этом духе.

Но вот биография моей семьи такая, что в ней гарантировано должны были быть жертвы режима. Мой дед по отцу и все его пять братьев были из раскулаченных.

По семейным преданиям, род Балаевых в Пензенской губернии начался от какого-то черкеса, который на родине угнал табун лошадей, их продал и скрылся в окрестностях Пензы. Там он женился на мещанке. Завел уже свой табун. Недолгое время жили богато. Потом лошадей выкосил ящур, разорились. На остатки денег купили себе в деревне дом, вошли в общину и стали крестьянами.

В 1905 году погиб отец моего деда. Был эсером, и его убили во время небольшого бунта полицейские. Мать чуть раньше умерла при родах. Остались сиротами шесть братьев с единственным опекуном – их дедом. Моим прапрадедом. Жили, конечно, уже бедно. Деду даже не удалось закончить церковно-приходскую школу, грамоте обучился в РККА. Жена Ворошилова у него «уроки вела» в Первой Конной.

Потом – революция, гражданская война. Мой дед остался на сверхсрочную. Демобилизовался в 30-м году, вернулся домой, а там все его братья с их дедом жили одним домом и вели кулацкое хозяйство. За время НЭПа приподнялись так. Семьи красноармейцев не раскулачивали, а когда демобилизовался – на следующий день куркулей распатронили.

Были типичными кулаками. Деревню держали в долговой кабале. Нанимали работников. Ездили по деревне только на тарантасе, запряженном четверкой лошадей. Короче – олигархи местного масштаба. Ну при этом и сами ишачили, само собой.

Отношение к раскулачиванию у моего деда было интересным. И не только у него, у всех его братьев – тоже. Примерно такое: «Ну и черт с этим хозяйством! Нахрен эта каторга нужна!». Их в узде держал их дед, мой прапрадед, не давал жить раздельно. Мужик был крутейшего нрава. А раскулачили – все разлетелись по всей стране. Прапрадед захандрил и умер от ангины.

Характерно – их никуда не выселяли насильно. Сами разъехались. Может потому, что они с обрезами за комсомольцами не охотились? Но как-то раскулачивание моих предков не вписывается в общую «историческую картину». Характерно, что 37-ой год, когда «историческая картина» рисует ежовские репрессии против бывших кулаков, тоже мимо моего рода пролетел. Шесть бывших кулаков ускользнули от правосудия?!

Дед, Павел Карпович, завербовался на следующий день после раскулачивания, прямо в сельсовете, работать на извозе в Ленинград, возили грузы для Ленинградского военного округа лошадями. Через год – завербовался на Дальний Восток и уже стал колхозником в Приморском крае. В колхозе до войны и работал.

Но об одной репрессии он мне рассказал. Перед самой войной дед должен был колхозного жеребца русской рысистой везти на ВДНХ, как завконефермой колхоза. Они для РККА выращивали лошадей. Рысак был выдающимся, как он мне рассказывал. Как раз в ночь перед отправкой председатель колхоза пришел на конюшню. Взял этого рысака, запряг его в бричку и поехал к зазнобе в соседнее село. Пока они там шпили-вили, местные парни увели с лошади сбрую. После шпили-вили председатель ничего лучшего не придумал, как привязать рысака к бричке за хвост. Ну по дороге хвост и оторвал коню. Еще и «запалил» рысака. Был пьяный.

Разумеется, поездка моего деда на ВДНХ накрылась. Племенной конь загублен. Павел Карпович пошел в милицию и написал на председателя заявление. Я не помню уже, сколько лет тому влепили. Но освободился он уже после войны. Мне несколько стариков еще рассказывали эту историю. Не только мой дед. Того председателя я еще застал живым. В селе его не особо любили почему-то. Почему – не знаю.

Всё. Больше ничего о каких-то репрессиях я от родственников и односельчан не слышал...

А ты хотел бы жить при Сталине?


Война. Моим предкам, как и всему народу, досталось. У матери погиб отец в 1942-м под Сталинградом. Шестеро сирот, дяде Егору, самому старшему, было тогда 14 лет, моей матери, самой младшей – 5. Дядя Егор пошел учиться в ФЗУ, потом уже, после войны, закончил техникум. Бабка с 1942 года – одна с пятью детьми. Работала в колхозе. Очень трудно жили. При этом дети ходили в школу, конечно. Самый трудный год был 1946 для семьи матери. Хуже, чем все военные года. Неурожай в колхозе был страшный. Мать рассказывала, как у них от голода ноги опухали. Кору липы и листья клена перетирали, мешали с мукой и пекли лепешки. Потом страшными запорами мучались. Но никто не умер. Буквально год-два и всё пришло в норму. Мать была из Пензенской области, из соседней деревни, в которой жила кулацкая семья моего деда. Дед с отцом уже в 1961 году поехали посмотреть родину предков, там, когда гостили у дальних родственников, мой отец и познакомился с матерью. Она приехала как раз из Калинина, где на стройке работала, в отпуск. Гришу Балаева там местные немного даже побили за то, что на их девку глаз положил. Но Гриша Балаев был в пиджаке с карманами и штиблетах, поэтому местные женихи рядом с ним не котировались. Да, мать старше отца на 3 года. В молодости была очень красивой и очень разборчивой. Выбирала жениха долго.

А гости из далекого Приморья в деревне старая Каштановка выглядели богачами. В ст.Каштановке еще избы соломой в то время крыли и в некоторых домах полы были землянные. Колхоз – захудалый. Причем, рядом были вполне нормальные села и люди жили нормально. Такой вот разброс был.

Семье отца было намного легче. Дед вернулся с войны живым и здоровым. Во время самой войны и та бабка хватанула лиха, конечно. Тоже с детьми одна. С четырьмя. Самому младшему, Пете, был один месяц, когда дед на фронт ушел. В память о том моем покойном дядьке меня и назвали. Умер он в 4 года. Уже под самый конец войны. Там история неприятная случилась. В селе расквартировали войсковую часть. Уже собирали войска для войны с Японией, в 1945, весной уже начали. И мою бабку с детьми председатель сельсовета выселил из дома. Дом отводился под расквартирование военных. Точнее, подселяли к другой семье. Толком из рассказов деда я даже не запомнил, в чем там была проблема, но какая-то несправедливость. А выселяли, когда бабка была на работе. Вынесли вещи и дети сидели возле них, ждали мать. Апрель месяц был, земля еще холодная, маленький ребенок, мой дядька, сидел на земле и застудил почки. К утру умер. Врач приехал из Хороля ночью, но уже ничего сделать не смог.

По селу ходили слухи, что мой дед, когда вернулся с фронта, этого председателя убил. Его нашли избитым без сознания и он, не приходя в сознание, умер. Говорили, что его дед Балаев кнутом насмерть забил. Сам дед мне об этом ничего не говорил. Но убить он кнутом человека мог. Он после войны даже волков им убивал. Тогда волков в Хорольском районе было столько, что зимой и на людей нападали. Охотникам за них хорошо платили. У деда был конь, который их не боялся. Он гонял волков на этом коне и с коня перешибал кнутом позвоночники. Дом на деньги за волков построил. Я больше нигде не встречал упоминаний именно о такой охоте. При мне только один раз дед человека кнутом изо всей силы ударил. Скотник сдавал коня после рабочего дня на конеферму и дед увидел, что у лошади грудь сбита хомутом (при запрягании не был нормально дотянут чресседельник), со злости шарахнул мужика кнутом. Того с ног сдуло.

Это я видел своими глазами. А вот про волков – рассказы. Правда или нет – утверждать не буду. Но рассказывал не только мой дед. В селе говорили, как дед Балаев заработал на дом охотой.

А так, за время войны больше и у этой бабки с детьми эксцессов не было. Дети тоже ходили в школу. 1946 год Приморского села не коснулся. В Приморье неурожая не было.

В Приморье вообще люди легче и зажиточней жили. И у нас не было многочисленных солдатских вдов в селе. Я еще раз повторюсь – жизнь села Ленинского на всю страну экстраполировать я не хочу, но что видел своими глазами – то видел. Село довольно большое – почти 2000 человек. Мы «тимурили» в школе за двумя вдовами-солдатками. Бабушка Задорожная одна жила. У нее муж и сыновья погибли. Фамилию второй бабушки не помню. У них на воротах были нарисованы красные звездочки, пионеры им приходили по хозяйству помогать. Третья вдова была – моя бабка по матери, Ксения Яковлевна Чекашова. Она потом с сыном, после замужества моей матери, перебралась из Пензенской области в Ленинское, дед ей дом купил с барского плеча. Но она не была объектом заботы тимуровцев. Она не одна жила. С семьей сына.

В середине 70-х в селе собирали деньги от народа на строительство памятника погибшим в войне односельчанам. Сдали все. И моя бабка Ксения Яковлевна. На этом памятнике есть и фамилия моего погибшего деда Чекашова. Но только он из деревни ст.Каштановка на фронт ушел, а не из Ленинского. Но бабка деньги сдала, поэтому на памятнике и его фамилия. И таких «односельчан» - там много. Фамилия деда Чекашова, наверняка, есть и на памятнике в деревне ст.Каштановка Пензенской области. Если там, конечно, такой памятник есть.

С.Ленинское, разумеется, не было под оккупацией, особенное лихолетье его не сильно коснулось. Но – что видел. У нас не было такого, чтобы женщины без мужиков куковали. потому что все мужики на фронте погибли. Я не видел дисбаланса в половом составе населения села. Одинокие бабы были. Кроме трех вдов – еще две. Две сестры вместе жили. Но они были немного странными. С задержкой умственного развития. Здоровые, как лошади и на лошадей похожи.

А так – как-то всё обычно было. Без того кинематографического надрыва, к которому мы привыкли. Но, повторюсь, может с.Ленинское – не показатель…

А ты хотел бы жить при Сталине?


Дальше будет всё намного жестче. В смысле, сталинистей. В детстве и в юности я уже видел, как жизнь в селе после Сталина если и не ухудшалась, в бытовом, материальном плане, то лучше и не становилась. Как будто всё замерло. Нет, мотоциклы, телевизоры и холодильники появились. В этом плане – улучшение было, разумеется. Но одновременно становилось хуже в очень значимых, даже еще в более значимых, вещах. Но по порядку…

Все старики всегда говорили, что так, как они жили перед самой войной, они уже никогда не жили. В те годы для меня это утверждение звучало абсолютно дико. Ну мы же были молодыми, нам всё, что ни скажут старики – стариковские байки.

Если честно, то я и сегодня не могу понять, на чем это утверждение основывалось. Вот бытовые условия были точно хуже. Я еще застал несколько домиков с.Ленинского, которые до войны были построены. Если коротко – халупы. Еще русские печи в них стояли. Топили дровами. А в Хорольском районе – лесостепь, дров мало, так что и кизяками, и хворостом топили. Уже во время войны и после войны открыли новые угольные разрезы и перешли на отопление углем. От русских печей отказались, печи стали другими, более удобными. Русская печь – это нечто особенно ужасное. Это только для любителей экзотики.

Домики были почти у всех однокомнатными. Леса для строительства нормальных домов в 30-е годы не хватало в Хороле.

Но зато в семье деда каждое воскресенье резали барана. Бабка ему варила баранью голову. Что там за рецепт – я не знаю. Но – деликатесом считалось. Может, жизнь особенно счастливой воспринималась после не очень сытых 20-х годов – не знаю. Судить об этом не готов. Но я видел остатки послесталинского времени и могу их сравнить с брежневскими временами.

Во-первых, во времена Брежнева начали резко ухудшаться жилищные условия на селе. Странно звучит? Не спешите с выводами.

Сразу после войны в селе началось какое-то лихорадочное строительство. Вдруг появился строительный лес для желающих строиться. От Хороля тайга находится за 300 км. В 30-е годы не хватало транспорта для доставки леса. После войны это уже было не проблемой. Колхоз леса получал достаточно и на хоз.постройки, и для продажи колхозникам.

Все эти довоенные халупы были снесены. Остались только два домика, в которых жили вдовы. Но им больше и не надо было, только печки им переделали под уголь.

Остальные колхозники в 40-50-х отстроились заново. Строили, не экономя. Нормальной толщины стены из бруса (из кругляка у нас не строили, сруб из кругляка считался нищетой), штукатуренные с двух сторон, тамбура просторные, с кладовками, веранды по площади почти как жилые помещения. Сараи для скота с нормальными стенами. Опять же, из бруса, штукатуренные только снаружи. Бани. Летние кухни – обязательно.

Удобные деревенские дома. Зимой – теплые. Летом – прохладные. Подсобные помещения – просторные. Сараи для скотины – тоже просторные и теплые.

Сразу после войны дед построил 3-комнатный дом, прожили в нем до 1948 года. У тети Любы, старшей из детей в семье, родился первый ребенок. Она уже замужем была за дядей Васей Гавриком. Дядя Вася с 1943 года и до конца войны в танковом десанте автоматчиком воевал. Тетя Люба в семье была старше следующего ребенка лет на 7 или 8. Почему то детей не было долго с таким перерывом. После рождения первого внука решили дом оставить молодым и строиться заново. Построили еще один. Еще больше. Женился средний сын, дядя Вася Балаев. Оставили дом ему и построили третий. Третий дом уже возводили после Сталина, в хрущёвщину. Уже не деревянный. Уже шлакоблочный. Лафа со строительным лесом закончилась. Куда-то в сторону Японии он уплыл. Но дом всё-равно получился очень хорошим. В том доме я родился. Точнее, родился в роддоме, конечно. Но мои родители с дедом и бабкой в нем жили.

Потом родители захотели жить отдельно и дед им помог купить дом, тоже построенный в 50-х годах. Такой же удобный. Со всеми пристройками. Мы жили в нем до 1974 года. Пока ночью пьяный тракторист не врезался в стену дома. Дом устоял, но треснул брус наполовину стены. Ремонтировать было бесполезно, только сносить и заново строить. А строить уже было не из чего. Родители были вынуждены переехать в совхозную квартиру.

Конечно, все эти дома не только своими руками строили. Нанимали еще и рабочих. Как-то хватало денег. И цемент был, и металл на кровли (тогда еще шифером крыши не крыли), краска, гвозди, стекло – всё было. Всё через колхоз можно было выписать.

В 60-е годы в моем селе уже никто сам себе дома не строил. В принципе, до 2009 года, когда я там был в последний раз, еще больше половины домов составляли дома сталинской постройки. 60 лет прошло, а они стояли. Да и сейчас, наверняка, стоят.

Я живу сегодня в Тверской области – такая же картина. Такое впечатление, что в 50-е годы села и деревни по всей стране были заново отстроены, а потом всё почти замерло.

А с начала 70-х в с.Ленинском развернулось строительство совхозных жилых домов. Строила районная передвижная механизированная колонна (ПМК). Начали браво – выстроили сразу целую улицу и назвали ее Молодежной.

В селе уже были проблемы с жильем к тому времени. Индивидуальное строительство давно прекратилось из-за отсутствия стройматериалов, а дети у людей подрастали, женились, своих детей заводили… Но дома на ул. Молодежной несколько лет стояли пустыми. Народ не хотел в них жить. Эту улицу потом заселили переселенцами с Украины. Про это переселение нужно отдельно писать.

В конце концов, люди всё-таки поняли, что надеяться на лучшее в плане жилья уже бессмысленно и стали соглашаться на совхозные дома. Приходилось соглашаться на дерьмо.

Эти дома были обычным дерьмом. Брусовые. Стены тонкие, зимой в морозы в углах промерзали, покрывались инеем. Двух-комнатные, кухня и еще две комнаты. Погребов предусмотрено не было. Уже после получения ордера на квартиру мы снимали пол на кухне и копали погреб, ведрами выносили землю. Обшили его досками, более-менее получился. Только доски каждые пять лет меняли – они сгнивали.

В старых домах погреба были или кирпичными, или, как у моего деда – бетонными. Мои родители уже столько цемента достать не могли. Да и не зальёшь ты погреб бетоном, если над ним уже дом стоит. Нет, залить можно. Но надорвешься ведрами бетон таскать. Тем более, что в это время еще в совхозе работать нужно – только вечерами.

Еще фишка в том, что они были двухквартирными, на двух хозяев. Кто жил в деревне, тот представляет, как собачились женщины в таких домах из-за кур, которые у соседей в палисадниках укроп разрыли. Это было издевательство над людьми.

И общий сарай, разделённый на две половины. Дощатый. В две доски-двушки. Между ними – рубероид. Крытый рубероидом. Тесный. Две коровы помещались, закуток для теленка можно было выгородить, но свиней туда уже не засунешь. Там же куры на рогах у коров. И холодный, естественно.

После переселения в совхозный дом мы впервые стали зимой брать из сарая прямо в дом новорожденных телят. Почти как до революции жили крестьяне. Если корова телилась в марте-апреле, когда уже сильных морозов не было – теленок мог жить в сарае. Но в январе-феврале – замерз бы. Представляете теленка дома на кухне держать? В очень небольшой квартире.

Это еще не всё. Еще водоснабжение. В колхозе и в совхозе до 1976 года у нас воду возили по домам водовозкой. Залегание грунтовых вод в с.Ленинском – очень глубокое. В селе были два колодца, там глубина – ого-го! Если держишь хозяйство – руки отмотаешь крутить ворот, чтобы воды натаскать напоить скотину. Да и воду быстро вычерпаешь.
Возле домов, у дороги, стояли бочки, водовозка по расписанию развозила воду, нужно было просто выйти, шланг от машины бросить в бочки и потом их крышками закрыть от пыли. Сколько кому нужно было воды – тот столько бочек и ставил. Наливали без ограничений. И бесплатно, что интересно.

В 1976 году деревню «водоснабдили». Провели водопровод. Т.е. вдоль улиц проложили трубы и через каждые сто метров поставили водозаборные колонки.

Начался рак мозга. Начались тачки с бидонами. Очереди по вечерам, когда люди с работы приходят, за водой. Если более-менее большие дети в семье есть – то ничего, они днем натаскают воды, а если нет – люди стоят, ждут. Пока кто-то в свои бидоны наберет, потом сами набирают. Ведь из бочки проще – зачерпнул ведром – и всё.

И еще ввели плату за воду. Там немного, что-то в районе рубля. Но народ гундел. Рубли нашим родителям даром не доставались.

Так что при Хрущеве и Брежневе у нас на селе жилищные условия, по сравнению со сталинскими временами, значительно ухудшились. Вот во времена бровастого маршала у меня желания только в этом плане нет вернуться. А чем плохо время, когда у тебя есть возможность построить такой дом. Который ты сам хочешь?

И для «особо одаренных» – я не экстраполирую на всю страну. Я пишу о конкретном географическом месте – с.Ленинское Хорольского района Приморского края…



источник
+24
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Загрузка...
0 комментариев
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

Подписаться на комментарии

pinbot
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
PIN: ----
comments powered by HyperComments
Свежие новости
01:48
«Цепь трагических случайных обстоятельств»
01:38
Китай ― Россия: союз, партнерство или симбиоз?
00:34
Трамп вынес вердикт «Северному потоку-2»
23:32
15 «ихтамнетов» улетели на концерт Кобзона: Что пишут небратья о сбитом в Сирии Ил-20
22:24
Лидерство США в добыче нефти продлится недолго
21:46
Откровения крымских татар Украины экс-землячке: о чем жалеют и чего хотят
19:14
«Русские не готовы терпеть унижения»: швед о своей поездке в Россию
19:12
Неожиданная развязка в гонке за пост губернатора Хабаровского края. Шпорт и Фургал объединяются
19:11
Расслабьтесь, войны с Израилем не будет!
18:59
Российские граждане уже гибли в войнах с Израилем
18:56
Антироссийских демарш. Как разрыв Договора о дружбе с РФ скажется на Украине?
18:51
Адский конвертер: Как Андрей Костин государственные банки подставил
18:38
Израильские пилоты «проявили мастерство», убив 15 русских военных
18:11
Sky News: Теперь Израилю будет гораздо сложнее проводить операции в Сирии
18:08
Почему российские гиперзвуковые ракеты в лидерах американских страхов?
17:34
Израиль не считает себя ответственным за крушение российского Ил-20
14:56
Филарет готовится к силовому противостоянию вокруг автокефалии в Украине
14:51
«Маньяк-Америка» может помешать планам Путина и Эрдогана на мир Сирии
14:50
15 жертв чужой войны
14:40
Израиль будет наказан за сбитый российский Ил-20
14:29
Израиль сеет насилие в Сирии «под шумок» саммита Путина-Эрдогана
14:16
Месть сирийских повстанцев не заставит долго ждать…
14:13
«Кровавая яма с пауками»
14:10
Многотысячные митинги под маской террора
13:10
Выборы в Приморском крае: представители штаба Тарасенко рассказали о методах грязной борьбы Ищенко
13:01
Ил-20 пропал с радаров: кто в ответе за уничтожение российского самолета в Сирии?
12:56
Дорогу осилит идущий
12:37
Солсберийский саспенс: Хичкок какбэ одобряет
11:28
Россия проигрывает войну кредитным картам: Есть ли путь к спасению?
11:06
Русская весна. Записки очевидца
10:48
Госдеп сливает Украину
10:41
Ил-20: Пропал – не значит сбит. Но если сбит…
10:33
О пользе военной бюрократии: кто сбил малайзийский Boeing
06:48
Климкин признал, что Украину спасёт только продажа земли и промышленности
23:26
Немец рассказал о способности россиян выживать даже в невыносимых условиях
23:13
Бронетехника Корейской войны: Советские Т-34 и СУ-76
22:52
Порошенко подписал приговор Украине
21:06
Раскол в рядах оппозиции. Митинг в Питере закончился скандалом
20:48
«Тюрьма» Навального: зачем «фюрер» популяризирует уголовную тему и АУЕ
19:31
У США сдают нервы. РФ и Китай наращивают свое сотрудничество
17:36
Как быстро растут наши дети АТО
16:29
Киеву выписали неоспоримое обвинение в уничтожении малайзийского «Боинга»
16:01
Я убиваю зверей АТО в спины. Я сам зверь?!
15:54
Только вперёд: губернатор Хакасии не унывает после поражения в первом туре выборов
15:43
Обстрелы на северо-западе Сирии не прекращаются
Все новости
Загрузка...