Война дронов: как Фрэнк Вэнг создал новый рынок и стал миллиардером


К концу 2012 года DJI окончательно собрала воедино все свои конструкторские наработки – софт, пропеллеры, раму, подвеску и систему управления. Публике дрон Phantom представили в январе 2013 года. Это был прорыв – первый полностью пригодный к полетам и технически оснащенный квадрокоптер, умеющий на протяжении часа находиться в воздухе и не разбивающийся после жесткого приземления. Простота и доступность «фантома» наконец вывели БПЛА за рамки клуба энтузиастов – к новой, куда более многочисленной аудитории.


В то же время отношения Вэнга и Гвинна стали портиться. Основателю DJI не нравилось, что американский компаньон присваивает себе лавры изобретателя Phantom и называет себя не иначе, как «гендиректор DJI Innovations» (эта формулировка до сих пор указана в профиле Гвинна на LinkedIn). Источники, знакомые с ситуацией, также утверждают, будто Гвинн проявлял чрезмерную активность в заключении партнерских соглашений. Самый громкий разлад случился из-за производителя портативных камер GoPro, который с подачи главы DJI North America претендовал на статус эксклюзивного поставщика для «фантомов». Вэнг побоялся ограничиваться одним контрагентом и не последовал совету Гвинна, заодно разозлив и GoPro (компания, по слухам, работает над созданием собственного дрона).

Первоначально DJI планировала стать рентабельной за счет розничной цены Phantom в $679. «Мы выпустили продукт в базовой комплектации, чтобы конкуренты не смогли быстро начать играть на понижение», – говорит Вэнг. К его удивлению модель стремительно превратилась в бестселлер, впятеро увеличив выручку компании даже без масштабных инвестиций в маркетинг. Еще более важный фактор – глобальная популярность «фантомов: выручка DJI диверсифицирована на три ключевых рынка – США (30% доходов), Европу (30%) и Азию (30%), а остальное приходится на Латинскую Америку и Африку. Вэнг не скрывает гордости: «Китайцы привыкли думать, что качественные продукты могут быть только импортными, а местный производитель – рангом ниже, нас никогда не считали первым классом. Меня эти стереотипы не устраивают, я хочу, чтобы все изменилось».

В мае 2013 года DJI попыталась выкупить долю Гвинна в североамериканском подразделении, взамен предложив унизительные 0,3% в материнской компании, следует из материалов судебной тяжбы между бывшими партнерами. Гвинн отказался – он настаивал на том, что его роль в 30% выручки DJI на рынке США должна оцениваться куда выше. Но Вэнг на компромисс не шел: к декабрю все сотрудники DJI North America лишились доступа к корпоративной почте, а клиентские платежи были перенаправлены напрямую на китайскую штаб-квартиру. В канун Нового года подчиненных Гвинна уведомили об увольнении, а в офисе в Остине началась опись имущества. 2013-й DJI закончила с выручкой $130 млн.

В начале следующего года Гвинн подал иск к компании, хотя, по информации источников Forbes, в августе 2013-го согласился на отступные в размере $10 млн (в DJI эту сумму не подтвердили, но назвать более точные данные не смогли). Примерно столько же стоили бы и 0,3% DJI, от которых истец отказался, – в тот же период фонд Sequoia Capital вложил в DJI порядка $30 млн исходя из оценки всего бизнеса в $1,6 млрд. «Утверждать, что я ничего не сделал для успеха Phantom, так же смешно, как утверждать, я изобретатель модели», – объясняет мотивы своего поступка Гвинн, который вместе с экс-коллегами параллельно с обращением в суд устроился в 3D Robotics – чтобы мстить бывшему работодателю.

Воздушный Android

Главная угроза доминированию DJI на потребительском рынке дронов ютится в залитом солнцем четырехъярусном патио на побережье калифорнийского Беркли, по соседству с Кремниевой долиной. В особняке работают инженеры 3D Robotics. Каждую неделю они посвящают десятки часов тестированию и программированию «убийцы фантома» – беспилотника The Solo. Представленный публике в апреле 2014-го, этот черный дрон постоянно жужжит над крышей здания, словно рой злых пчел. Гендиректор 3D Robotics Крис Андерсон тем временем объясняет Forbes, почему его компания для DJI – это как Android для Apple.

Восхищаясь изяществом и простотой своего творения, откровенно почерпнутыми из идейного наследия Phantom, этот обаятельный в общении конкурент Вэнга настаивает: главное – не «железо», а софт. В отличие от операционной системы DJI, закрытой для разработчиков, 3D Robotics принципиально работает по модели open source, то есть привлекает всех программистов и любые компании, включая китайских эпигонов DJI, к усовершенствованию и расширению функционала платформы и снижению стоимости конечного продукта. Если все игроки переключатся на софт от 3D Robotics, говорит Андерсон, то именно 3D Robotics, а не DJI, станут хозяевами рынка, невзирая на отставание по объему продаж. «DJI стала бизнесом во времена, когда для меня моделирование дронов еще считалось хобби. И, надо отдать им должное, они великолепно показали себя, – признает экс-редактор Wired. – Теперь мы играем на чужом поле, так что вынуждены догонять».

Догонять у 3D Robotics, среди инвесторов которой гиганты масштаба Qualcomm и SanDisk, получается неплохо. Компания уже перевезла производство из мексиканской Тихуаны в Шэньчжэнь, а Гвинн, занимающий здесь пост коммерческого директора, налаживает те же канала сбыта, что для DJI (и он наконец заключил эксклюзивное партнерство с GoPro).

Вэнг задирает конкурентов, словно хвастливый ребенок в детском саду.
«Шансов на то, чтобы выжить, у них мало, – отрезает основатель DJI. – У них, конечно, есть деньги, но у меня денег еще больше. Я больше сам и у меня больше людей. Когда рынок был маленьким, мы все были в равных условиях. И я победил».
Несмотря на воинственную риторику обеих сторон, 3D Robotics и DJI сталкиваются с одними и теми же вызовами – общественным недоверием и жесткостью регуляторов. На каждое волшебное видео о миграции китов и таянии ледников, снятое с дрона, приходится новость о беспилотниках, используемых для убийств и шпионажа. Опасения за личную безопасность и частную жизнь вооружают оппонентов коммерческого использования БПЛА, и власти пока стоят на страже их интересов – особенно Федеральное управление гражданской авиации США. «Сейчас дронов в небе нет вообще, и это дико, – говорит Андерсон. – Все, о чем мы рассуждаем, – пока лишь фантазии».

Одиночество самурая

Вэнг в своем офисе в Шэньчжэне рассуждать о будущем придуманной им отрасли не стесняется. Чтобы донести мысль, основатель DJI берет с полки настоящий меч японского самурая, лезвию которого уже 450 лет, и начинает рубить им лежащие на столе визитки. «Японские мастера всегда стремились к совершенству, – говорит бизнесмен, пока катана уничтожает бумагу. – У Китая же есть деньги, но местные продукты и услуги ужасны, а за что-то достойное приходится платить неадекватно много».

Компании Вэнга еще далеко до лучших образцов японского кузнечного дела. Миллиардер признает, что Phantom «вовсе не совершенный продукт» и что иногда дроны DJI попросту улетают от своих владельцев из-за программных сбоев. «Но у нас есть пространство для прогресса», – подчеркивает он, намекая на разросшийся до более чем 200 сотрудников штат службы клиентской поддержки.

Другая головная боль хозяина DJI – промышленный шпионаж. Он уверен, что сразу несколько китайских стартапов в последние два года незаконно присвоили себе дизайнерские наработки его компании. Вэнг как минимум дважды ловил внедренных шпионов, которые передавали информацию конкурентам.

Такие атаки опасны в хищной корпоративной экосистеме Шэньчжэня, где не успеешь оглянуться – и производство дронов встанет на поток, подобно смартфонам и лэптопам.
Цены на беспилотники обязательно упадут, а атмосфера «бутиковости» рынка улетучится, прогнозирует аналитик фирмы Gartner Джеральд ван Хой. По его мнению, с DJI при этом «все будет в порядке, потому что они уже застолбили за собой долю и хорошо знакомы потребителям».

Вэнг и не собирается делить небо с конкурентами, особенно в свете больших коммерческих перспектив БПЛА в сельском хозяйстве, строительстве и картографии. «Наш будущий рост напрямую зависит от скорости, с которой мы будем находить ответы на новые технологические запросы. Нельзя довольствоваться тем, что имеешь», – подытоживает миллиардер.




источник
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажмите Ctrl+Enter
Также по теме
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
1 комментарий
  1. ChazityRoom
    Неплохая история о человеке, который достиг успеха своим трудом. Вдохновляет.
Свежие новости
Все новости
Последние комментарии
Всё как обычно, ничего нового - создадим "орган", да чтобы портфель покруче министерского был, будем пилить бабло. А международные партнеры, - Mikle
Граждане - господа! А на фиг нам нужен этот ПАСЕ, который постоянно настроен и принимает всякие пропагандистские резолюции ПРОТИВ НАС!, причем за, - Александр Валерьевич Душкин
Алиев умница! Вполне достойный сын своего отца! Хотя тот все-таки был на голову выше. И по мужски-человечески просто "красавец". Отец, - Александр Валерьевич Душкин
Да,мне тоже интересно "за что стояли на майдане" Ну это ладно ,стояли и стояли,но как они до сей поры еще "стоят"? Ну люди!, - tovarih
Националисты пригрозили Зеленскому «народным судом»
Восточный Крым пострадал от стихийного бедствия
Срочно! F-35 не оправдал надежды. США отказываются от новейшего истребителя
Над Балтикой российские комплексы РЭБ дезориентировали истребитель НАТО F-35
Как получить международные публикации в прессе? Разница менталитетов западных и русских издательств
Лучшее за неделю
Фото
Протасевич был наёмником в неонацистском батальоне «Азов», — КГБ Белоруссии
Российские военные блокировали колонну армии США в Сирии
Броня крепка? Украинские танки в боях на Донбассе разваливаются даже от попаданий мин
Das ist fantastisch: у Юли Навальной есть немецкое гражданство
В сети появилась версия, что Байден ненастоящий — фото