Ярослав Башта: если бы не Путин, то огромнейшие богатства и землю без остатка поделили бы между собой крупные транснациональные компании

Ярослав Башта: если бы не Путин, то огромнейшие богатства и землю без остатка поделили бы между собой крупные транснациональные компании


Почему Запад так боится России и преподносят ее как серьезную угрозу? Чем же так опасна Россия? На эти вопросы отвечает бывший чешский политик и дипломат. Россия не представляет для Запада опасности, она слишком слаба для того, чтобы кому-то угрожать. Но она достаточно сильна, чтобы защитить себя. В этом и заключается проблема, так как на Западе по-другому представляли себе будущее России, говорит аналитик.

Мартина Коцианова (Martina Kociánová)


Еще недавно большинство западных политиков, отвечая на вопрос о самой серьезной угрозе для нашей безопасности, однозначно и уверенно называли «Исламское государство» (запрещенная в РФ организация — прим. ред.) и Россию. Но не все так считают. Кое-кто видит величайшую угрозу в нелегальной миграции, исламском терроризме, а также в новой идеологии, которая наводняет Запад и привносит в нее тоталитарные элементы.

Так насколько опасна Россия? Почему украинский Майдан так глубоко расколол общество? Действительно ли Россия строит агрессивные планы в отношении Запада? Зачем ей это, если Россия по всем параметрам намного слабее? Но, с другой стороны, будь все наоборот, в чем выгода Европы и Америки? Если бы Запад провоцировал Россию и стремился взять ее под свой контроль, чего бы он добился? Ведь все мы живем с убеждением, что хотим мира, спокойствия и хороших взаимоотношений. Или этого на самом деле хотят не все, и кое-кому напряженность даже выгодна? Об всем этом — о России, Соединенных Штатах, Европе и переменах на Западе — мы побеседовали с бывшим политиком, дипломатом, который многие годы провел на дипломатической службе в России и на Украине, Ярославом Баштой (Jaroslav Bašta). Сегодня он является аналитиком в области политики и безопасности.

Kupředu do minulosti: Я еще добавлю, господин Башта, что по своей первой профессии Вы археолог. Когда-то Вы подписали «Хартию 77» и вплоть до 1988 года трудились простым рабочим. Мои вопросы, господин Башта, будут касаться в первую очередь Ваших воспоминаний о России и Украине, где Вы многие годы служили дипломатом, представляя нашу страну. Давайте сначала в общих чертах выясним: по-Вашему, Россия действительно представляет для Запада огромную опасность?

Ярослав Башта: Я думаю, что нет. По причинам, которые Вы упомянули: Россия слишком слаба, чтобы кому-то угрожать. Но, с другой стороны, она достаточно сильна, чтобы защитить себя. Возможно, в этом и заключается основная проблема, так как первоначально на Западе по-другому представляли себе будущее России. В 90-е годы в России шла почти бесконтрольная приватизация, которая, в частности, привела к еще большему спаду в экономике, чем во времена Второй мировой войны (если говорить о процентах). И все предполагали, что Российская Федерация распадется, чему очень способствовал тогдашний президент Борис Ельцин, который заявил регионам: «Берите столько суверенитета, сколько сможете». Он не думал о том, сколько суверенитета регионов способна выдержать сама федерация. Когда в конце своего правления он, к большому удивлению, передал власть тогда еще никому не известному бывшему сотруднику спецслужб Владимиру Путину, никто и не ожидал, что произойдет потом.

— Извините, я перебью Вас. Не теряйте мысли. Вы сейчас сказали, что Ельцин очень неожиданно передал власть Владимиру Путину. Правда ли, что Путин должен был стать лишь марионеткой и спокойно продолжать работать над развалом России, то есть продолжать дело Ельцина? Якобы поэтому Березовский как-то сказал, что Путин — его самая большая ошибка.

— Полагаю, что нет, и что в данном случае Борис Ельцин руководствовался несколько другими соображениями. Он искал человека, на которого сможет опереться и на обещание которого можно будет всецело положиться. На кону было ни больше ни меньше будущее и свобода не только самого Бориса Ельцина, но и, главное, его семьи и тех, кто в то время в России относился к «семье», то есть входил в ближайший круг Ельцина, как, например, бывший премьер Касьянов.

— И все же меня смущают различия в ориентации правительств Путина и Бориса Ельцина, который выбрал его своим преемником. Но я забегаю вперед. Пока мы говорим о 90-х. Россия тогда разрушалась почти во всех областях. Разваливалась ее экономика, вооруженные силы и силы безопасности. Государственная власть в определенной мере просто перестала работать, но отношения с Западом были хорошими. Я отвлекла Вас от темы, извините. Как, по-Вашему, Россия тогда относилась к окружающему миру?

— По-моему, в то время распасться Российской Федерации не давали в основном линии электропередач, трубопроводы, разные газопроводы, нефтепроводы и так далее, а совсем не авторитет центральной власти. И Владимир Путин, который стал исполняющим обязанности президента Российской Федерации под новый 1999 год, оказался большим сюрпризом. В 2000 году его выбрали президентом, и он предложил программу возрождения России. К тому моменту я уже работал в Российской Федерации в Москве, поэтому весной 2001 года мне удалось послушать его речь, с которой он обратился к депутатам и высокопоставленным государственным и церковным деятелям. (Этим Россия отличается от того, к чему мы привыкли и что можем себе представить.) Путин пообещал за ближайшие 13 лет вернуть России позицию сверхдержавы и приступил к реализации этой программы.

Я отметил две интересные тенденции. Путин добился неплохих успехов, потому что ему везло. В момент его прихода к власти пошли вверх цены на энергоносители, прежде всего на нефть, а потом и на природный газ. Я помню, что первый путинский бюджет на год основывался на прогнозе, согласно которому один баррель нефти будет стоить 15 долларов. А на самом деле цена поднялась до 25. В бюджете тут же появились дополнительные средства, которые, однако, в отличие от времен Ельцина, не растворились в неизвестности, а, напротив, инвестировались или отправлялись в самые разные фонды. Так Россия медленно пошла вверх, и Владимир Путин добивался все больших успехов в качестве президента. Но одновременно ухудшались и отношения с Западом. Эти процессы были напрямую взаимосвязаны.

— Почему? Ведь если присмотреться к критике в адрес России, то в основном она направлена не столько на саму Россию, сколько на ее главу — президента Владимира Путина. Я еще помню кадры, на которых первый в современной истории российский президент Борис Ельцин заигрывает с американским коллегой Биллом Клинтоном, а тот покатывается со смеху. В общем, полная идиллия. Почему же вдруг отношения между Россией и Америкой так резко охладели?

— Переломным моментом стал 2003 год и период, предшествовавший выборам в Государственную Думу. Тогда арестовали Михаила Ходорковского, потому что стало ясно, что приватизация, начавшаяся при Борисе Ельцине, больше продолжаться не будет. Стало понятно, что Российская Федерация не подпустит западные фирмы к своим природным богатствам. Интересно по прошествии времени рассмотреть причины, которые привели к аресту Ходорковского. Первая и самая главная: в тот момент он решил продать часть своих компаний американцам. Во-вторых, он спроектировал и приступил к строительству нефтепровода в Китай, тем самым нарушив доктрину того времени об энергетической безопасности и использовании энергоносителей в качестве инструмента политического давления. Наконец, в-третьих, Михаил Ходорковский питал политические амбиции, и многие депутаты были ему обязаны. Ходили слухи, что по сути он являлся третьей сильнейшей политической партией в Госдуме (после «Единой России» и коммунистов), поскольку за него проголосовало, кажется, 105 депутатов из 400. В этот момент идиллия закончилась, и в адрес России полилась критика, которая постепенно распространилась и на Владимира Путина.


Президент США Билл Клинтон, президент РФ Борис Ельцин, президент Франции Жак Ширак



Я хотел бы еще напомнить, что после 11 сентября 2001 года отношения между Соединенными Штатами и Российской Федерацией еще оставались очень хорошими. И когда в Афганистане началась война, большая часть поставок боеприпасов и других необходимых вещей осуществлялась через Россию, о чем, разумеется, все уже давно забыли.

— Господин Башта, мы говорили о ситуации в России в период, когда к власти пришел Владимир Путин, и отметили, что на тот момент экономика страны почти полностью развалилась. Зарплаты и пенсии не выплачивались; мало кто платил налоги; повсюду хозяйничали бандиты. Вы упомянули о Ходорковском. То есть, судя по всему, олигархи тогда могли творить что хотели. Возможно, я несколько упрощаю, но в подобной ситуации в президентское кресло неизбежно должен был сесть Владимир Путин. Связаны ли между собой все те обстоятельства, которые я перечислила?

— Все это очень связано между собой. Когда осенью 2006 года я приехал в Москву, то удивился тому, что почти в каждом переходе метро стояли, как правило, пожилые женщины и продавали всякую всячину, начиная с хлеба и заканчивая одеждой. Я спросил, откуда они взялись, а мне объяснили, что в то время средней пенсии хватало на 60 процентов ежемесячных трат на продукты питания. Кроме того, ее еще и не всегда платили или платили с опозданием.

Интересно, что режим, который установил Владимир Путин, нисколько не был социально ориентированным. Скорее наоборот. Но Путин сделал то, чего не хватало на протяжении всех 90-х: он навел порядок в государственном управлении и во всех этих делах. И люди начали голосовать за него, ведь пенсии постепенно росли, а кое-что, что еще недавно не работало, опять вернулось к жизни. Потом постепенно пошли вверх зарплаты. Больше всего, разумеется, в Москве. Но со временем они выросли и в других регионах, хотя региональная разница по-прежнему остается огромной. Но чтобы вы поняли причины популярности нынешнего президента, скажу, что за время его правления зарплаты возросли в восемь раз.

— Означает ли это, что женщины, побирающиеся в метро, как Вы их описали, оттуда наконец исчезли?

— Да, это прекратилось, как и торговля в парках, на стадионах (на «рынках», как тогда говорили), где продавался самый разный товар в основном китайского производства. Я как-то видел, например, как подъехал грузовик, и с него начали продавать обувь.

— Вы согласились с тем, что я сказала о состоянии, в котором Владимир Путин получил страну, когда пришел к власти. И если ситуация была настолько тяжелой, то поверили ли Вы его выступлению весной 2001 года, когда он пообещал в течение 13 лет сделать Россию вновь сверхдержавой?

— Важно, что ему поверили россияне. После многих лет спада в экономике и снижения значимости России для них это были первые слова, дававшие им надежду на будущее. И Путин действительно начал с того, что предотвратил дальнейший распад федерации. Кроме того, на протяжении всего первого срока своего президентства, а отчасти и второго, Путину невероятно везло, так как цены на энергоносители все время росли. Как я уже сказал, началось все с 15 долларов, а потом цены подскочили почти до 100 долларов за баррель.

— Как он этого добился?


Бывший глава компании «ЮКОС» Михаил Ходорковский


— Это не было бы столь важно, если бы Путин не нарушил принцип, устоявшийся при Ельцине. Кстати, этот принцип по-прежнему действует и у нас на Западе, то есть в Европейском Союзе. Речь о том, что прибыли приватизируются, а убытки национализируются. Таким образом, если есть потери, то их возмещают налогоплательщики, а вот если получена прибыль, то ее делят между собой олигархи (в случае России). Путину удалось изменить ситуацию, несмотря на систему олигархии и коррупции, которая в России, разумеется, генетически обусловлена и существовала на протяжении нескольких веков и от которой невозможно избавиться. Ее можно только регулировать, и именно этим и занимается нынешний режим.

— Кризис 2007-го закончился тем же самым, не так ли?

— Да, и из-за притока этих денег там произошли две вещи. Первую я отметил еще в то время: появился фонд, в который отправлялись средства на черный день. И, конечно, этот черный день настал. Сейчас этот фонд почти исчерпан, но он помог Российской Федерации выжить. Вторая вещь, о которой совершенно сознательно умалчивалось, заключается в том, что деньги инвестировались в развитие оборонных технологий. То есть все чудесное оружие, которое время от времени показывают на экранах, о котором говорят, а иногда и демонстрируют, начали проектировать, испытывать и планировать именно в начале эры Путина, приблизительно в 2001 — 2002 годах.

— Господин Башта, Вы сказали, что в России создали фонд на черный день, который уже почти исчерпан, но который очень помог стране. Из чего же он создавался в период, когда Россия стояла на коленях?

— Как раз из прибылей от продажи энергоносителей, ведь цены на нефть и газ держались высоко. Таким образом, власть показала, что прибыли идут не только в частный карман. Хотя и туда деньги шли тоже.

— Я все хочу подойти к тому, почему же Запад и Европа так боятся России. И почему, раз Вы говорите, что не видите в России серьезной угрозы для Запада, нам ее именно так и преподносят?

— Причин, на мой взгляд, несколько. Во-первых, подлинную опасность для Соединенных Штатов и Запада представляет скорее Китай, а совсем не Российская Федерация. Но поскольку сегодня Китай с точки зрения экономики является сильнейшим государством мира, он пользуется некоторыми идеологическими привилегиями. Об этом писал профессор Оскар Крейчи. Многие с ним не согласны, но лично я считаю его мнение правильным. Он говорил, что ход событий в мире был ясным и хорошо спланированным. Мы жили в эпоху биполярного мира, в котором соревновались две державы. По прошествии многих лет одна наконец проиграла, и мир стал однополярным, монополярным. Единственным мировым гегемоном стали Соединенные Штаты. Но они понимали, что крепнет их новый соперник — Китайская Народная Республика, и что события будут развиваться так же, как и прежде бывало в истории. Ведь когда одна держава повержена, другая постепенно растет. И побежденная держава делилась с той, которая переживает подъем, территорией и другими вещами, принадлежавшими проигравшей державе. На какое-то время этого хватало. Воцарялось спокойствие, и возможное столкновение откладывалось. Вот как бывало в истории.


Мыс Столбчатый на берегу Охотского моря на западе острова Кунашир



Но в России произошло нечто непредвиденное, так как появился Владимир Путин, который остановил распад страны, и его идея превратить Россию снова в державу постепенно начала реализовываться. Таким образом, вместо двух соперничающих сверхдержав, то есть Соединенных Штатов и Китая, образовались три. В экономическом отношении Россия самая слабая из них, но у нее есть кое-что, с чем приходится считаться. Россия остается второй сильнейшей ядерной державой. Вот почему постоянно усиливается давление на Россию, ведь не будь там нынешнего президента и его правительства, то огромнейшие природные богатства и землю и так далее без остатка поделили бы между собой не государства, а крупные транснациональные компании. А теперь это невозможно. Вот вам и главная причина того, что Россию нам постоянно преподносят как злейшего врага Запада.

— Может показаться, что я хочу «вытянуть» из Вас положительный ответ. Но нет, я хочу спросить несколько иначе. Вы сказали, что Россия, которую нам преподносят как огромнейшую угрозу, не так уж опасна, и что намного опаснее Китай. Но при Путине мы видим немного другую Россию — Россию, которая движется к статусу державы или даже сверхдержавы. Поэтому мой вопрос звучит так: насколько была бы опасна для Запада Россия без своих внутренних проблем?

— Но у России, конечно же, есть свои внутренние проблемы.

— Да, но они не столь серьезны, как в период, когда Путин пришел к власти.

— Основная российская проблема — в размерах. Россия огромна: 17 миллионов квадратных километров суши. Во-вторых, она испытывает большие демографические проблемы, что роднит ее с Западом. Кроме того, значительная часть ее территории (кстати, та часть, которая наиболее богата природными ресурсами, то есть Сибирь и прилегающие регионы) малонаселена. Когда я ездил туда, мы беседовали о соседстве с Китаем. Там сумасшедшая диспропорция в густонаселенности. Вдоль китайско-российской границы на китайской стороне проживает 400 миллионов китайцев, а в Сибири — 20 миллионов граждан России.

— Поэтому они там уже «переливаются через край».

— Именно с этим регионом связаны опасения перед будущим, о которых сегодня не говорят, ведь не только Россия для Запада, но и Запад для России является врагом, а значит, Китай для России — союзник. Тем не менее лично я считаю, что со временем эта демографическая диспропорция там даст о себе знать. Но, по-видимому, не в ближайшие десятилетия.

— Господин Башта, спасибо Вам большое за то, что Вы поделились своим мнением о событиях в мире и политике Запада и России. Большое спасибо.

— А я благодарю Вас за то, что Вы пригласили меня к себе на радио, и заранее благодарю слушателей, которые дослушали нас до конца.

— Конечно. Спасибо.

источник
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите его и нажмите Ctrl+Enter
Также по теме
Добавить комментарий
  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Или водите через социальные сети
Свежие новости
Все новости
Новости партнеров
Один против всех
Панцирь vs. Хаймарс... как столяр супротив плотника - 12:0
Броневик с элитным спецназом ВСУ нашел противотанковую мину на Донбассе
Эпичные кадры уничтожения польской САУ «Краб» на Артёмовском фронте
«Солнцепёк» отважных сжёг танки ВСУ на лиманском фронте
Лучшее за неделю
Фото
Восставший из пепла
День взятия Бастилии
Протасевич был наёмником в неонацистском батальоне «Азов», — КГБ Белоруссии
Российские военные блокировали колонну армии США в Сирии
Броня крепка? Украинские танки в боях на Донбассе разваливаются даже от попаданий мин