На деревню Грише

На деревню Грише


Неватник Гриша утер валенком длинную зеленую соплю, сунул под шаткий стол балалайку, любовно разгладил заскорузлыми пальцами мятый талон на интернет. Вот оно, счастье. Правда, жрать было нечего. Гриша принял на грудь стакан русской водки, занюхал медведем, который посапывал под тем же шатким столом, куда Гриша пристроил балалайку, и мечтательно положил за щеку засохшую картошку-фри из Макдональдса. В тюрьме народов Макдональдс и хамон запретили, но Гриша успел сохранить вкус свободы. Он тайно сберег изрядную жменю картошки-фри и бумажный стакан из-под Кока-Колы. Стакан он лизал на ночь, а картошку держал за щекой весь день, переполняясь ее сладким вкусом – вкусом неваты.

Гриша прижал все еще мятый талон на интернет к засиженному тараканами монитору, что-то надрывно щелкнуло и свистнуло. Включился скайп, и грубый мужской голос, сухо представившись дежурным сотрудником ФСБ, с пристрастием допросил Гришу о цели визита во всемирную сеть. Холодея душой и икая, Гриша дерзко обманул режим. Он почесал в затылке и промямлил, что его интересуют три вещи – официальный сайт Кремля, дородные русские бабы и ноты для балалайки. Что-то из Мусоргского. Голос одобрил выбор Гриши и разрешил подключение.

Спустя полчаса, потому что интернет в тюрьме народов работал медленно и с перебоями, Григорий, рыдая, в оба уха слушал губастенькую брюнетку, которая чувственно объясняла ему, что он, Гриша – неватник. Что их таких осталось всего несколько, а все остальные – быдло и рабы, зомбированные российским телевизором.

Телевизор Гриша давно пропил и теперь понимал, как правильно он поступил.

От говорливой брюнетки ему становилось влажно в штанах и мутно в голове. Гриша снова принял на грудь, погонял языком картошку-фри за щекой, достал из ящика шаткого стола, под которым сопел медведь и отдыхала балалайка, листок в клеточку, послюнявил химический карандаш и стал старательно выводить буквы "ПТН ПНХ". Гришу распирало. По совету губастой брюнетки он выпустил свою первую в жизни листовку.

Да, он – неватник. Теперь тюрьма народов точно падет. И у всех неватников будет вдоволь хамона, картошки-фри, колы и интернета с губастенькими брюнетками. Хотя Гришу больше вставляли дородные русские бабы – сиськастые, ногастые и бокастые. Но и их тоже обещали вдоволь после падения тюрьмы народов.

"Слава Украине!" – подумал Гриша и смачно поцеловал экран монитора в том месте, где розовели губы брюнетки. В штанах снова стало влажно и тяжело. Гриша понял, что ощущения его не обманывают – это путь к свободе!



источник
[xfgiven_source][/xfgiven_source]