Захват Нейраба: жесткий реванш Анкары или «договорняк» с Москвой?



Сирийская армия при поддержке ВКС РФ потерпела первое значимое поражение в ходе своей операции по освобождению Идлиба. Получив по носу в прошлый раз, боевики при активной поддержке турецкой армии смогли отбить важный город Нейраб и пытаются вновь взять под свой контроль стратегически важную трассу. Что это, перелом в кампании по освобождению Дамаском своей северной провинции после прямого вмешательства Анкары, или нечто иное?

Сперва разберемся, что конкретно произошло. В первый раз боевики поперли на Нейраб, но были разметаны под ударами ВКС РФ. Теперь сообщается об активном участии турок в контрнаступлении, работают артиллерия и спецназ, применяются беспилотники. При этом в СМИ почему-то особо не фигурируют сообщения о действиях российской авиации, сирийцы обходятся в основном своими силами, подтягивая тяжелые гаубицы, чтобы сдержать дальнейшее продвижение турок и их «прокси». О чем же это может свидетельствовать?

Объяснений имеется как минимум два, каждый выберет на свой вкус.

Эрдоган «закусил удила»

Как мы подробно рассказывали ранее, военное присутствие на севере Сирии отвечает турецким национальным интересам. Анкаре необходима «буферная зона» в своем приграничье от вооруженных формирований курдов, считающихся угрозой территориальной целостности Турции. Также президенту Эрдогану нужен анклав, куда он сможет сбросить несколько миллионов сирийских беженцев, а также боевиков, которые последние годы воевали на стороне турок.

Изначально Анкаре по сочинским соглашениям досталась практически вся северная провинция САР, но Дамаск при поддержке России сумел в короткие сроки отбить уже ее половину. Дальнейшее продвижение сирийцев угрожает «завоеваниям» Анкары, а президент Эрдоган лично теряет лицо перед своими избирателями. Ответные действия Турции просто неизбежны, вопрос лишь в их объеме и степени жесткости, насколько далеко готов зайти Реджеп Эрдоган.

«Договорняк»

Есть и иное объяснение происходящему. Например, военный эксперт Алексей Леонков допускает, что может иметь место некая негласная договоренность между Москвой и Анкарой с целью позволить Эрдогану «сохранить лицо»:

Чтобы облегчить ситуацию, возможно, и была совершена передача Найраба. Это не сдача, а передача. В том смысле, что Эрдоган в этом нуждается чисто политически. У него внутренняя ситуация такая, что хоть какой-нибудь успех нужен, в противном случае рейтинг упадет ниже критической отметки.

Данная версия вполне имеет право на существование. В ее пользу говорит несколько факторов.

Во-первых, полномасштабная военная операция против Сирии и союзной ей России будет квалифицирована как настоящая война, о чем прямо предупредили в Дамаске. Это означает, что Турция не сможет рассчитывать на прямую поддержку со стороны НАТО, и получит осуждение со стороны ООН.

Во-вторых, турецкая экономика испытывает серьезнейшие трудности. Национальная валюта обесценивается, 13% населения безработны, инвесторы избавляются от облигаций, внешняя торговля дефицитна, инфляция составляет 12,2%. Маленькая победоносная война хороша для поднятия настроя патриотически настроенной общественности, но в случае ее перерастания в затяжной конфликт она может добить больную экономику, что ударит по самому президенту Эрдогану.

В-третьих, турецкая армия переживает не лучшие времена. Да, она вторая по численности в НАТО после США, но после неудачной попытки переворота в 2016 году подверглась масштабной чистке офицерского состава. Эффективность ее действия снизилась, если судить по результатам прошлых двух операций в Сирии. Среди высшего воинского командования растет недовольство гражданскими назначенцами Эрдогана, о чем мы подробно рассказывали ранее. Плюс к этому стоит добавить, что Анкара начала распылять свои силы, начав помогать официальному Триполи в Ливии против ЛНА Хафтара. Война на два фронта никогда к чему-то хорошему не приводила.

Понимая сложность момента, стороны могли пойти на некий «договорняк», дав Эрдогану продемонстрировать избирателям решительную победу в Идлибе. В итоге может быть сформирован новый вариант передела провинции, при котором Дамаск забирает себе ее половину, оставив Анкаре другую. Разумеется, такой сценарий также будет промежуточным, до появления новых вводных.

Сергей Маржецкий
[xfgiven_source][/xfgiven_source]