Голландских прокуроров Австралия сбила над Донбассом

Голландских прокуроров Австралия сбила над Донбассом


До суда в Гааге по делу о гибели малайзийского Boeing 777 месяц. Но версия о виновности Москвы уже рассыпается

Некоторые документы расследования по делу о крушении над Донбассом 17 июля 2014 года малазийского пассажирского лайнера Boeing 777, выполнявшего рейс MH17, опубликованные на днях платформой Bonanza Media, являются подлинными. Об этом сообщается в заявлении пресс-службы Австралийской федеральной полиции (AFP). «Некоторые документы, обнародованные недавно без [нашего] разрешения, являются документами Австралийской федеральной полиции, составленными в рамках расследования JIT (Joint Investigation Team, Объединенной следственной группы. — РБК)», — цитирует заявление РБК.

Напомним: с самого начала и Украина, и Запад принялись однозначно уверять, что малазийский самолет был сбит российской ракетой, выпущенной с ЗРК «Бук», якобы находившемся в этом районе. Между тем, в начале нынешнего февраля портал Bonanza Media опубликовал четыре документа, два из которых относятся к делопроизводству AFP, отвечающей, в том числе, за внешнюю разведку Австралии. Один из документов является стенограммой беседы представителя полиции с немецким журналистом Билли Сиксом относительно свидетелей, видевших в небе в день крушения MH17 некий военный самолет.

Еще один документ свидетельствует о работе австралийских специалистов с не оригинальными, а отредактированными снимками, касающимися этой трагедии, в которой погибли 283 пассажира и 15 членов экипажа.

В третьем документе говорится о выводах нидерландской разведки о том, что маршрут MH17 проходил вообще вне зоны досягаемости каких-либо ЗРК «Бук».

Ранее Государственная прокуратура Нидерландов отказалась комментировать возможные доказательства и свидетельства, касающиеся расследования. «Это произойдет только в зале суда», — сказала пресс-секретарь ведомства Брехтье ван де Мосдейк. Суд должен начаться 9 марта 2020 года в Нидерландах. Каковы позиции сторон накануне первого заседания?

После пяти лет расследования прокуратура Нидерландов предъявила обвинения и вызвала четырех подозреваемых, трое из которых — граждане России. Политолог Алексанр Дудчак сомневается в объективности суда и напоминает, что обвинения в адрес России прозвучали сразу после трагедии. А уже затем под них начали «верстать» доказательства. «Сейчас они обвиняют трех граждан РФ, хотя сами признают, что эти люди не запускали ракету, но были якобы причастны к транспортировке — в общем, достаточно бредовые аргументы», — заявил он в эфире радио Sputnik.

В объективности следствия сомневается даже Малайзия, недовольная ходом расследования и потребовавшая обнародования всех доказательств по делу. «Мы не будем принимать решение о возлагании вины на того или на другого „игрока“ до тех пор, пока не будут исследованы абсолютно все свидетельства, конечно», — заявил в ноябре прошлого года глава МИД Малайзии Сайфуддин Абдулла.

Между тем, опубликованная информация вызывает все больше вопросов к следственной группе, в работе которой Россия, к слову, не участвует. Следствие представило промежуточные итоги, в которых утверждается, будто самолет был сбит из ЗРК «Бук», принадлежавшего 53-й зенитной ракетной бригаде Вооруженных сил России. Москва свою причастность к произошедшему отрицает В доказательство она представила Нидерландам соответствующие документы, включая данные радаров. Однако эти важнейшие сведения проигнорированы следователями.

Пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков заявил, что новые документы ставят версию следствия под сомнение. «Это лишний раз свидетельствует о том, что по-прежнему огромное количество вопросов, и вопросов, которые самым серьезным образом ставят под сомнение такую ангажированную позицию, которая уже неоднократно озвучивалась», — сказал он журналистам.

Примечательно и то, что на днях стало известно об увольнении сразу шестерых украинских прокуроров, связанных с расследованием катастрофы MH17.

Юрист-международник, доцент кафедры государственно-правовых дисциплин Института государственной службы и управления РАНХиГС Кира Сазонова приветствует позицию Австралии и считает ее адекватной складывающейся ситуации.

— Подлинность — вещь объективная: либо вы подтверждаете, либо подтасовываете факты. Чем, собственно, следствие по этому делу, похоже, уже занимается несколько лет. И это вызывает серьезный скептицизм в отношении того, каким будет предстоящий суд в марте 2020 года.

Концепция меняется. Причем — абсолютно, на 180 градусов. Сначала рассматривалась версия, что это, мол, точно Россия. Сейчас уже — «не точно Россия».

Сначала — точно сбил «Бук». Теперь уже — не «Бук».

Сначала — лайнер «сбит с земли». Теперь — «не исключено, что и с воздуха».

Настолько всё зыбко и несерьезно, на мой взгляд… Скептицизм колоссальный в отношении происходящего.

— Почему концепция вдруг стала так резко меняться? Причем, это касается не только позиции Австралии?

— В течение всего следственного процесса появлялись какие-то новые вводные. Другое дело — как на них реагировать. Даже в обычной криминалистике всегда существует опасность выстраивания всех фактов вокруг той версии. Которая нравится, которая удобна, которую проще доказать. Именно эту позицию с самого начала заняла Нидерландская прокуратура, огульно обвинив Россию. Без доказательств — просто кто-то что-то где-то слышал. И так далее. Вплоть до 2018 года концепция была именно такой. Потом стали появляться какие-то отдельные инициативы, которые свидетельствуют о другом.

Если Нидерланды, чья прокуратура ведет это дело, хотят выглядеть серьезно в глазах международной общественности, доказательства виновности у них должны быть железобетонными. Поскольку очевидно, что предыдущие версии рассыпаются в прах. Приходится срочно обосновать новую позицию. Сейчас мы это наблюдаем.

Что касается австралийской стороны, то там большие молодцы: признавать свои ошибки — это показатель зрелости и заинтересованности. Австралия, как и другие страны, связанные с расследованием, потеряла при крушении много своих граждан. И понятно, что жажда справедливости обуревает эту страну.

Австралийцы сначала полностью солидаризировались с позицией Нидерландов. Но буквально в последние два года стали потихонечку хотя бы допускать возможность и иной версии. Так осенью 2019 года посол Австралии в Москве заявлял, что рано еще возлагать ответственность за крушение на Россию. Потому что нет никаких доказательств.

Сейчас и австралийская полиция, проанализировав документы, сделала вывод, что признанные было доказательствами кадры отредактированы. И вообще — масса подтасовок. Хорошо, что об этом сказали.

Если задача у кого-то обвинить Россию — то это одно. Если установить истину — совсем другое.

— Почему Нидерланды так спешат с судом?

— Если у Австралии позиция становится конструктивной, там хотя бы допускают какой-то плюрализм мнений и версий, то Нидерланды с самого начала были очень категоричны. Несмотря на те удивительные вещи, которые всплывали по ходу следствия. Для голландцев с самого начала всё совершенно однозначно. Они стоят на обвинительной в отношении России позиции.

Обратите внимание: с самого начала Россия говорила: «Мы хотим сотрудничать со следствием!». «Алмаз-Антей» специально проводил открытые испытания с такой же ракетой, которой якобы стреляли из «Бука» по Боингу. Криминалисты, баллисты принимали участие в эксперименте.

Мы на деле доказывали, что искренне хотим сотрудничать в поисках истины. Но нас отстранили от процесса. Теперь вынужденно занимаем позицию лишь наблюдателя.

Конечно, Нидерланды ведут себя сейчас неправильно, потому что ситуация серьезная. Не зря же дискутировалась возможность международного трибунала. Вся международная общественность обеспокоена, многие взгляды прикованы к тому, что будет происходить в Гааге после 9 марта. Хотелось бы, чтобы там на самом деле состоялся суд, а не бездоказательный, огульный перфоманс.

— Малайзию, которой принадлежал самолет, тоже фактически отстранили. Однако она потребовала «железных» доказательств прежде чем кого-то обвинять. Не рассыпется ли в суде версия следственной группы?

— Вполне возможно. Все будет зависеть еще и от того, как это будет освещаться? Что будет показано общественности, а что — засекречено.

Еще хочу подчеркнуть, что в криминалистике есть такой принцип — улики должны быть «свежие». Мы обсуждаем события, которые произошли в июле 2014 года, а сейчас уже 2020-й. И это плохо. Потому что чем дальше мы от временной точки, когда происходило событие, тем больше копится подтасованных фактов, специально выстроенных под одну концепцию версий. Наконец, в мир иной ходят свидетели.

Возьмите версию с присутствием в небе над месте событий украинского истребителя, которым управлял капитан украинской армии Волошин. Его уже нет в живых. Шесть человек из украинской прокуратуры, которые занимались расследованием, уже не работают на прежних местах. И так далее.

Чем дальше мы от этой временной точки, тем с большим трудом факты будут выстраиваться в стройную единую концепцию.

— В свете последних событий есть ли вероятность переноса суда в Гааге на более отдаленные сроки?

— Думаю, в начале марта что-то начнется. Хотя бы первая часть судебного процесса. Потому что настрой уже есть. Опять же, это политический процесс — собраться в одном месте в одно время представителям разных стран, выслушать накопленное прокуратурой…

Одно точно: процесс не закончится 9 марта и продлится очень долго.

источник
[xfgiven_source][/xfgiven_source]