Операция «Бордюр»: зачем в 1980-е годы Советская армия тренировалась штурмовать Берлин



Советское руководство во второй половине XX века вынашивало далеко не один план покорения Европы, но разрабатывались эти планы, конечно, не для завоевания идеологических противников-капиталистов и продвижения коммунизма. Просто временами вероятность перерастания холодной войны в «горячую» была уж слишком высока, и в такой обстановке наличие «заготовок» представлялось чем-то само собой разумеющимся.

Готовность ко всему

Историки заверяют, что в 1962 году у СССР и лично Никиты Хрущёва на момент возникновения Карибского кризиса были виды на Западный Берлин. Или что в 1979 году с началом Афганской войны страны Организации Варшавского договора (ОВД) готовились за семь дней прорваться к Рейну и даже провели учения, которые на самом деле являлись подготовкой к нападению на страны НАТО. Были и амбициозные расчёты – например, за две недели выйти к Атлантическому океану.

Впрочем, подобные манёвры Советская армия с партнёрами проводила ежегодно и чуть ли не вплоть до падения Берлинской стены – события, которое стало не только временным мерилом, но и актом умиротворения. СССР всегда видел в ФРГ угрозу: если не со стороны немцев, то со стороны американских, британских и французских военных, базировавшихся в Западной Германии. Поэтому любой превентивный удар или ответ на агрессию в теории начинался с захвата этой территории.


В 1985 году стартовала целая серия совместных учений армий Советского Союза и ГДР по отработке сценария быстрого захвата Западного Берлина и других крупных немецких городов, контролируемых войсками США, Великобритании и Франции. Одна из самых секретных из них получила название «Bordkante», по-русски - «Бордюр», хотя немецкое слово bordkante переводится и как «обуздание».

На первых подобных манёврах, прошедших в Магдебурге, отрабатывался арест важнейших «вражеских» лиц и захват «вражеских» объектов. Военное ядро в учениях составляли 1-я мотопехотная дивизия и части Центрального командования погранвойск Германской демократической республики. Планом операции предусматривалось, что противостоять объединённым советско-немецким силам будут одна американская, одна британская и одна французская бригады. Солдаты СССР и ГДР должны были смять противников, после чего во всех 12 районах Западного Берлина предполагалось создать краевые управления и прокоммунистическое правительство. Руководство в большинстве случаев назначалось предварительно: из приблизительно 600 постов, предназначавшихся для сотрудников Штази, 137 были заранее распределены.

Параллельно в том же 1985 году прошли и более масштабные, а вместе с тем и более открытые манёвры – «Дружба». Эти учения стали самыми крупными в Восточной Европе с 1978 года, на них к советским и немецким войскам присоединились подразделения вооружённых сил Польской Народной Республики.

Основные действия также развернулись в Польше, при этом такой этап, как высадка десанта, прошел на тихоокеанском побережье. Сигнал, посылаемый этими маневрами, на Западе приняли чётко. Американский международный обозреватель Алекзендер Л. Джордж в своей книге «Непреднамеренная война в Европе» выразил уверенность, что учения «Дружба-85», частично проводимые фактически в окрестностях Берлина, по мнению руководства СССР, должны были послужить намёком, в том числе генеральному секретарю Компартии ГДР, чтобы тот начал передислокацию частей в пределах досягаемости предполагаемых мест нанесения первых ударов будущей войны.

В условиях разрядки

При этом любопытно, что, как замечает Джордж, учения по захвату Западного Берлина в середине 1980-х проходили в атмосфере уже начавшейся с приходом к власти в Союзе Михаила Горбачева разрядки международной напряжённости. «Новое мышление» набирало обороты, хотя последствия ввода войск в Афганистан в 1979 году чувствовались вплоть до 1987 года.

Как уверен американский обозреватель, даже провокационная «Дружба-85» в глазах советских властей была вполне совместима с курсом на «непровоцирование» империалистов. Впрочем, от тех же учений «Бордюр», повторившихся в 1986 году, советские власти всё-таки отказались. Провести их вновь изначально намеревались в 1989 году в Лейпциге и его окрестностях, но задумка так и не была реализована.

Возможно, этот факт лучше всего доказывает, что всерьёз о штурме Западного Берлина никто и не думал – важно было показать, что у Москвы есть ответ на любой случай. Ну а если это не подействует, всегда можно обуздать противника, используя «Бордюр».

Иван Рощепий
[xfgiven_source][/xfgiven_source]