Репортаж с линии фронта: Успеть до темноты

Репортаж с линии фронта: Успеть до темноты


Холодный ветер гнет к земле сухую траву и чахлые деревца посадки. Облака мечутся серой ватой на мрачном небосклоне. "Идти след в след., не сворачивать с дороги ни влево, ни вправо", - строго предупреждает боец армии ДНР Павел. Тихо плетусь за ним, внимательно разглядывая кусты. В этом районе юго-западного фронта на окраине Донецка, где позиции сторон разделяют всего 2,5-3 км., только за последний месяц подорвались на растяжках пять человек, включая семью, решившую сходить «на ту сторону» за продуктами. У террикона возле нашего форпоста перед укрытием под ногами громко хрустит валежник, стекла, осколки плитки. "Как-то убрать здесь, наверно, надо?"- поспешно лопочу вопрос и поздно понимаю его бессмысленность. "Нет, это специально так сделано. Чем громче хруст, тем лучше. У нас нет никакого желания облегчать противнику жизнь для проведения разведки или диверсионных актов. Их группы крутятся тут постоянно, а в эти ночи ходят уже буквально стаями, действуют охватом по восемь человек в каждой. Любая наша невнимательность – это вопрос жизни и смерти. Приказ не открывать огонь противник игнорирует и может и гранатами забросать, и расстрелять танками. Сюда только за одну ночь ВСУ перебросило десяток танков и две САУ. Обстрелы идут практически каждую ночь. А беспилотники кружат практически беспрерывно. Не к добру такая активность и она неслучайна. Вот поэтому принимаем меры безопасности, чтобы никто не смог подкрасться незамеченными. Вообще, предметы, которые кажутся тебе странными или обыденными, на самом деле ни странными, ни обыденными не являются. В дозоре или разведке все вещи имеют двойное - тройное применение, даже пустая пачка от сигарет. Не советую даже спрашивать, что это и зачем".

Лезем в укрытие-пролом. Насыпи сделаны так, что любое шуршание камешка слышно моментально. Бетонные плиты холодные, а маленькие лужицы воды по утрам уже сковываются ледяной коркой. Тепла и света на позиции нет, костры жечь нельзя, потому что дым и огонь демаскируют. Бойцы форпоста находятся в постоянном напряжении: если украинцы получат приказ сорвать перемирие и пойти на прорыв, то стоящие на первой линии обороны ополченцы сразу попадают под удар. Обстановка на всех линиях соприкосновения в ДНР и ЛНР сейчас накалена. Если днем ситуация выглядит относительно мирной и будничной, то с наступлением вечера и ночи начинаются обстрелы, локальные бои, удерживание линии фронта любой ценой. Особенно тревожным является положение дел возле Горловки, на северо-западных окраинах Донецка в пос. Спартак и на юго-западных подступах в районе Старомихайловки- Александровки, примыкающих к Петровскому району города. Кроме разведок боем, ВСУ спешно стягивает к фронту ствольную и реактивную артиллерию, бронетехнику и САУ. К Донецку они двигаются колоннами и эшелонами со стороны оккупированных Дзержинска, Славянска, Красноармейска.

Вот и сейчас в бинокль видны передвижения на проселочной дороге, которую утюжат две МТЛБ, или на военном сленге, мотолыги с двумя белыми полосками, опознавательными знаками ВСУ.

- А где противник?

- Вон то здание – их наблюдательный пункт.

В бинокль различается лишь смутное копошение фигур. "Именно оттуда нас их снайпер постоянно тревожит. А напротив в посадке стоят их танки. Они сейчас повадились быстро выскакивать, бить и сразу прятаться", - объясняет диспозицию разведчик Юрий.

Перемирие здесь слишком быстро сменяется прилетом гранат или мин. Вот и сейчас степную тишину внезапно разрывают пулеметные очереди, гулкие взрывы гранат и короткие перестрелки. Свист, шум и уханье вплетаются мрачными аккордами в угнетающую военную симфонию. Каждый час, съеденный ночью у света, усиливает напряжение, опасность и неизвестность.

- Думаешь, будет война?

- Война будет. Она и идет, ты же слышишь, - отвечают бойцы.

Бытовые условия у ребят просты и незамысловаты. Сухой паек, картошка, которой делятся местные жители, закопченный чайник, в мирной жизни бывший белым и блестящим, мини-очаг, сложенный из кирпичей, где внутри невидимо бьется огонек. Деревянные настилы, заменяющие кровати, навес из палатки, изображающий крышу. Все это сильно напоминало кадры фильма о Великой Отечественной, причем период 1941 года, когда от холода спасали ватники, а в атаку ходили с саперными лопатками. Вот только на позициях находятся не актеры, а живые люди. Ирреальность происходящего кроется в каждой детали и режет сердце острыми краями. К примеру, в помещении, где относительно тепло, оставаться нельзя – «это готовая ловушка». Неподалеку от позиций ходят и ездят местные жители на велосипедах, промышляющие мелкой контрабандой продуктов, чтобы выжить в условиях блокады. По ту сторону фронта, если вычеркнуть иностранных наемников и сбрендивших фашиствующих молодчиков, сидят такие же русские и стреляют в своих. Одна вера, одна национальность, одна славянская кровь – как же удалось украинской власти и пропаганде на американские деньги настолько сломать мозг и национальный идентификационный код одного народа? Вся разница между двумя сторонами сводится к главному моменту. Они пришли на Донбасс воевать, убивать и грабить. Мы защищаем свою землю и право жить по своим законам. Даже донецкие дети четко понимают причинно-следственные связи и эту простую истину. Вот рассказ Юрия:

- Мальчишка сегодня, заглядывая мне в глаза, повис на моей руке и просил: «Товарищ солдат, пожалуйста! Пожалуйста, не оставляйте нас, не отдавайте этим плохим дядькам - украм! И женщины пожилые у магазина подошли, смотрят и говорят: «Ребятки, нельзя никуда вам от нас, не уходите, не бросайте...». Вот настолько люди не хотят, чтобы к ним пришла украинская армия с ее «освободителями» и «европейскими ценностями».

Другой боец, раньше служивший в пехотной части, поделился впечатлениями от окопной жизни.

- Я никак не забуду один эпизод еще на прежнем месте службы в ЛНР, хотя и давно это было. Напротив нас срочники ВСУ стояли. Оголодали в окопах и кричат: «Эй, сепары, у нас хлеб есть. А у вас что есть на обмен?». Мы отвечаем: «А у нас масло есть!». Поделились продуктами. Через несколько часов обстреляли нас с криками: «Простите, сепары, у нас был приказ!». Причем, били прицельно, не симулировали, исполняли приказ в точности. Такие дела, понимаешь.

Ухожу по тропе. Сумеречные облака уже начали кусать вершины терриконов. Ребята машут рукой. Заклинаю удачу и победу оставаться с ними всегда.

Постскриптум. Спустя сутки под обстрел попал соседний форпост и окраины пос. Старомихайловка, где в минувшую субботу прошли похороны. Погибли два ополченца и два местных жителя. Улицы поселка превратились в сплошные похоронные процессии. В результате ночного обстрела украинцами, кроме гибели людей, получили ранения несколько человек и было разрушено, как минимум, четыре дома.


источник
[xfgiven_source][/xfgiven_source]