«С позиции силы»: как администрация Байдена смотрит на остальной мир?


Именно так высказался госсекретарь США Энтони Блинкен, говоря о том, как Вашингтон намерен выстраивать диалог с КНР. Причиной тому, по мнению американской стороны, является конфронтационный характер отношений между государствами. Но дело здесь далеко не только в нарастающей конкуренции США и Поднебесной.

Еще в своей первой внешнеполитической речи в качестве президента, произнесенной в Государственном департаменте 4 февраля, Джо Байден изложил свое видение взаимодействия Америки с миром. Обращение нового президента США предвещало возвращение к внешнеполитическому статус-кво, который характеризовал подход США к международным делам со времен окончания Холодной войны.

Как объяснил Байден, участие США основано, прежде всего, на глобальной мощи США, «неиссякаемом источнике силы» и «неизменном преимуществе». Под этой силой традиционно понимается сочетание военной мощи и экономического давления. Правда, по Байдену, военная мощь должна стать «последним инструментом».

На практике, однако, Байден занял более двусмысленную позицию по отношению к военной силе. Отражая как бюджетные проблемы, так и общественный скептицизм в отношении недавних военных интервенций Америки, новый президент пообещал провести ревизию позиции Белого дома в отношении военного присутствия за рубежом, что, скорее всего, приведет к передислокации, а не к радикальному сокращению американской военной мощи. Первые действия новой администрации в этом направлении отразили этот осторожный подход, когда, с одной стороны, положен конец поддержке Саудовской Аравии со стороны США в проведении наступательных военных операций в Йемене, но, в то же время, заморожен вывод войск из ФРГ, объявленный Дональдом Трампом. Говоря о будущем, Байден пообещал постепенно прекращать «вечные войны» Америки, но также пообещал больше сосредоточиться на конкуренции с другими странами, а именно Россией и Китаем.


Таким образом, Байден, при Обаме занимавший должность вице-президента, стремится заменить антиглобалистский внешнеполитический курс Дональда Трампа на в целом предсказуемый и более «глобальный», в чем-то схожий с курсом чернокожего президента.

Мир 2021 года, однако, сильно отличается от мира, в котором Обама и Байден проходили два срока своих президентских полномочий. Возникли новые глобальные проблемы, такие как пандемия коронавируса, в то же время другие (изменения климата, контроль над вооружениями) стали еще более актуальными. Учитывая сохранение концепции «американской исключительности» при Байдене, трудно не рассматривать его подход к внешней политике как лайт-версию лозунга MAGA: снова сделать Америку великой с помощью иностранных партнеров.

Использование администрацией Байдена исполнительных указов президента для отмены некоторых решений Трампа, например, возвращение США во Всемирную организацию здравоохранения и Парижское соглашение по климату, приветствовалось во многих странах мира. Но это также подтверждает то, что многие в международном сообществе уже давно рассматривают внешнюю политику Америки как чрезмерно неустойчивую. Если Трамп смог изменить позицию Обамы по многим вопросам, а Байден росчерком пера сделал то же самое 4 годами позднее, то кто скажет, что следующий президент предпримет в 2024 году?

Таково внутреннее противоречие американской внешней политики: при видимых значительных изменениях ее основа неизменна, будь это «Сделать Америку снова великой» Трампа или «Америка вернулась» Байдена. Что, в целом, продемонстрировал и госсекретарь Блинкен, анонсировав непростые времена для американо-китайских отношений.
источник
[xfgiven_source][/xfgiven_source]