"Не положено местным". Греф до сих пор не верит, что Крым наш. И он не один, кто предаёт Крым


Крым наш, но не совсем. Через семь лет после возвращения в Россию крымчане всё ещё поражены в правах: у них нет ни отделений главных банков, ни нормального доступа к мобильной связи.

Крым наш, но не совсем. Через семь лет после возвращения в Россию крымчане всё ещё поражены в правах: у них нет ни отделений главных банков, ни нормального доступа к мобильной связи.

Все эти достижения отрицать могут только украинцы, а с ними никто не разговаривает. Все эти достижения заставляют с завистью смотреть на Крым те регионы левобережной Украины, в которых русские люди не понимают, почему они хуже. Почему они до сих пор не в родной российской гавани?!

Но это иной разговор, а что касается Крыма…

Три дня на банковский перевод

Мой старый друг, знатный политтехнолог и большой скептик, пожимая плечами, говорит:

Глупо семь лет подряд твердить, что Крым наш. Никто с этим уже и не спорит. Я вас спрашиваю: отделения Сбера в Крыму открылись?

Отделений Сбера в Крыму нет и в ближайшее время не будет.

Это не вопрос моего желания или нежелания. Вы должны понимать, что наше присутствие в Крыму автоматически означает попадание нас под очень широкий спектр санкций, не только которые есть сейчас, – так говорил Герман Греф в 2017 году, и его позиция не изменилась.

Лукавая, чтобы не сказать резких слов, позиция: отделений Сбера в Крыму нет, но бизнес Сбера в Крыму есть – чего стоит хотя бы знаменитая гостиница "Мрия", принадлежащая "внучке" Сбера, и огромный бизнес с земельными участками и стройками, связанный с "Мрией".

Бизнес Сбера в Крыму есть, а отделений банков, работающих во всей остальной России, в Крыму нет. Нет Сбера. Нет ВТБ (а ведь это государственные банки!). Нет ни одного крупнейшего банка страны. Только местные.


Единственное исключение, подтверждающее это паршивое правило, – банк "Россия". Отделения и банкоматы этого банка можно увидеть и в Москве. А выданные этим банком карты "Мир" – в руках крымчан, особенно бюджетников. Казалось бы, так ли уж велика разница, какой именно российский банк выдал зарплатную карту? Но разница есть.

Я перевела маме деньги в Ялту. С карты на карту. Думала, что они придут мгновенно, как я в Москве привыкла. Но вот прошло уже три дня, и пришлось писать в банк заявление.

Такими бытовыми историями полны социальные сети. То, что стало для огромного большинства граждан России привычным настолько, что об этом не стоит и говорить, для жителей Крыма – нечто вроде лотереи. Может, сработает, может, нет. Может, будешь ждать денег пару часов, может, пару дней, может, и неделю.

Это не только с переводами так – это и с оплатой покупок в магазинах так. Туристы пытаются прикладывать к терминалам свои телефоны с NFC. Как привыкли. Но терминалы с этой функцией на полуострове до сих пор редкость.

Это мелочь на фоне радости от возвращения в Россию? Конечно, мелочь. Но раз это мелочь, почему же никто до сих пор не придумал, как сделать сферу обслуживания и банковскую сферу в Крыму столь же удобной для людей, как повсюду в России?

И огурцы по 280

Кстати, о "расплатиться в магазинах". В Крыму нет и, как и в случае с банками, в ближайшее время не появится тех больших сетей супермаркетов, которые работают повсюду в России. Крым наш, несомненно, но ни "Пятёрочки", ни "Магнита" (основной акционер этой сети, кстати, государственный, не хуже Сбера, банк ВТБ), ни одной другой привычной сети нет. И попытки провинциальных российских сетей, не так озабоченных международными санкциями, "зайти" в Крым тоже провалились.

Нет, дефицита продуктов на полуострове и в Севастополе нет и не будет. И супермаркеты вполне современного вида тут, конечно, тоже есть. Меньше, чем надо бы для удобства граждан, но есть. Отсутствие больших сетей означает, что продукты в Крыму дорогие. По сравнению с "материком", даже с соседним Краснодарским краем (а там ведь тоже с удовольствием поднимают цены, рассчитывая на кошельки туристов), – очень дорогие.

Как вам огурцы по 280 рублей килограмм? – спрашивает переехавший жить в Гурзуф русский пенсионер.

Пенсии в Крыму – российские, и зарплаты бюджетников, военных, работников любых предприятий – российские. Не украинские. Спросите любого в любом городе Крыма, хоть на Южном берегу, хоть в Керчи, хоть в Симферополе или Джанкое – да, жить после 2014 года стало лучше. И сейчас намного лучше, чем на Украине, контакты с Херсонской, например, областью сохраняются, все всё знают. Но знают и то, что продукты и практически любые товары в России дешевле! Даже в Москве, а ведь московские-то пенсии крымским не чета (что, кстати, и позволяет переезжать сюда пенсионерам "с материка").

Добавим к печальному списку несправедливостей и неготовности признать Крым нашим – то есть обычным российским регионом, как все остальные, – практику операторов мобильной связи. Все операторы "большой тройки" сохраняют для поездок своих абонентов в Крым специальные тарифы. Называть эти тарифы "грабительскими" я бы не стал – грабительскими цены становятся, если по прилёте в Крым забыть на эти специальные тарифы переключиться. Но сам факт сохранения этих тарифов означает, что Крым для МТС, "Билайна", "Мегафона" всё ещё "заграница". А крымчане, которые до сих пор вынуждены пользоваться услугами местных операторов связи (кстати, отнюдь не дешёвыми по сравнению с ценами "на материке") для "большой тройки", – иностранцы.
источник
[xfgiven_source][/xfgiven_source]