Реальна ли новая война в Донбассе?


Процесс ухудшения военной обстановки в Донбассе за истекший месяц стал очевидностью, которую никто не пытается отрицать. Даже члены контактной группы со стороны Украины (Кравчук) считают, что это следствие «активизации политики президента, Верховной рады и самих членов делегации от Украины», и виноваты в этом ЛДНР. Понятно, винить свою сторону Кравчук не может, и потому в его словах надо искать не то, что он говорит, а то, о чём он умалчивает.

А умалчивает Кравчук о том, что Киев ищет способа выйти из Минского процесса окончательно и зондирует возможную реакцию на это со стороны США, ЕС и России. Ведь инициативный выход Украины из переговоров означает её ответственность и развязывает руки России в её помощи Донбассу. Нужно взвесить способность Запада блокировать российскую помощь и определить границы его военной поддержки.

Это главное для Киева, и поэтому бывший начальник украинского Генерального штаба Виктор Муженко именно в целях проверки реакции Запада сказал в интервью украинскому изданию Fakty.ua, что такую войну Украины с Донбассом, за которым стоит Россия, можно выиграть только при условии наличия сильного союзника.

Это означает стремление Украины минимум втянуть ЕС и США в процесс широкой военно-политической и экономической помощи в случае её выхода из Минского процесса, а максимум — заставить НАТО воевать с Россией вместо себя. Такие попытки Киев предпринимал все эти годы, но без успеха. Воевать с Россией вместо Украины Запад не хочет. Всё ограничивается риторикой, санкциями, совместными учениями и поставками оружия.

Сейчас к этому добавились инструкторы, обучающие ВСУ действовать малыми диверсионными группами при поддержке артиллерии, бронетехники и мотопехоты. В случае войны Запад намерен снова протестировать Россию на предмет способов и сроков переброски сил, задействования средств электронной и прочей разведки, работы систем ПВО и тактики Черноморского флота. На этом участие Запада заканчивается — если не считать готовность Турции продать несколько десятков своих БПЛА.

Без рассмотрения общеполитического контекста взвесить вероятность начала реальной войны в Донбассе невозможно. А контекст этот таков, что военное обострение в ЛДНР нужно рассматривать через призму перспективы окончания строительства «Северного потока — 2», которое уже близко. После того как последние метры газопровода будут проложены, Германия получает слишком большую степень свободы от США, и допустить это для Вашингтона означает проиграть войну в Европе.

Так как все попытки задушить проект при помощи санкций не сработали, для США нужно не допустить его ввода в эксплуатацию, или после ввода не допустить политического сближения России и Германии. Нужен «казус белли», где Германии не получится уклониться от столкновения с Россией, и этим «казусом бели» является война в Донбассе.

Вмешательство России в военный конфликт в Донбассе выглядит неминуемым. Все аргументы Москвы о том, что вышла из Минского процесса именно Украина, никакого эффекта иметь не будут. После того, как на Украине задавили всю оппозиционную медийную инфраструктуру при поддержке США и молчании ЕС, ясно, что взят курс на войну, и сопротивляться этому на Западе никто не хочет.

Киев же надеется, но Запад так увязнет в её фронтовых делах, что будет вынужден как-то компенсировать украинские поражения, которые также неминуемы.

Война в ЛДНР видится в США как сильный геополитический ход, отказываться от которого не выгодно. Первое — появляется шанс или вовсе заблокировать СП-2, или запустить его так, как хотят в Вашингтоне — с согласием Германии не допустить сокращения украинского транзита из России.

Ущерб для Украины, где экономика и так пребывает в состоянии падения, для США неприемлем, так как означает ещё один шаг к крушению не столько украинского, сколько европейского — и далее евразийского — проекта. И если не удалось предотвратить это крушение миром, то реально ожидать военных решений с новым витком ещё более жестоких санкций, не присоединиться к которым Германия не сможет.

Таким образом, США взвинчивают ставки и идут ва-банк. Готовы ли к этому Россия и Германия? Чем ближе завершение работ по СП-2, тем ближе дата вероятного начала войны в Донбассе. Путин накануне выборов не сможет без критичного ущерба отказаться военной поддержки Донбасса. А Германия, где тоже в сентябре выборы, будет ограничена в манёвре.

Если Путин откажется от помощи Донбассу, это породит в России серьёзный внутренний кризис, чреватый срывом выборного сценария. Если он ограничится помощью в прежних границах ЛДНР, это будет использовано для накачки внутреннего недовольства как в России, так и в Донбассе, с падением рейтинга власти и расколом элиты, и при этом непременно станет поводом для ужесточения санкций и нажима на Германию.

Если же Путин решит расширить санитарный кордон и согласиться на выход войск ЛДНР на границы областей, а то и на берег Днепра (проект Новороссия), то Вашингтон может рассчитывать на самую благоприятную кампанию по изоляции России. Ведь Франция с Германией ни за что не согласятся, чтобы порт Мариуполя попал в зону ЛДНР (читай — России), это было условием Минской сделки, на которую Россия пошла с большим ущербом для себя ради выигрыша времени.

При этом прогнозируется, что Россия, понимая, что военно-санкционного капкана не избежать, может согласиться на такой сценарий, компенсируя это расширением пояса безопасности на Украине. Это соответствует ожиданиям Киева: чем сильнее военный разгром ВСУ, тем сильнее будет реакция Запада на политическом уровне. Всё это в целом ведёт к тому, что США выкрутят руки Германии по вопросу отказа от прекращения транзита через Украину и обнулят смысл и выгоду от СП-2.

То есть для Киева речь идёт о сохранении нынешней элиты и структуры её кормления, а для США — о сохранении геополитического вассального контура в Европе, сложившегося по итогам Второй мировой войны.

Если это так, то цена вопроса в 2 тысячи жизней украинских солдат, которым предстоит погибнуть в новой войне, не кажется слишком высокой для нынешних киевской и вашингтонской властей. Напротив, там надеются с помощью военной истерии консолидировать электорат и повысить вовлеченность Запада в противостояние с Россией. Это повысит объём помощи Киеву и даст повод закрыть глаза на прорухи нынешней его администрации.

Предотвратить такой сценарий пока возможно лишь дипломатическим путём — через предупреждение со стороны Германии и Франции Киеву о неприемлемости подобного замысла. Дать понять, что в случае выхода Украины из Минского процесса политической поддержки от европейских гарантов не будет, несмотря на давление США. И главное — санкции будут, но без тотальной блокады по самому жёсткому варианту и без отказа гарантировать украинский транзит.

В таком случае нынешние военные приготовления станут фактором блефа ради усиления переговорной позиции Украины и США, но не инструментом реальной горячей войны. При этом позиция Германии на переговорах слабеет — как уже говорилось, там осенью парламентские выборы, после которых определяться с канцлером, при том, что Меркель больше выдвигаться не будет.

Это значит, что накануне лета в Германии начнутся предвыборные процессы, и вмешательство США опять способно повернуть судьбу СП-2 в нужную им сторону. Лучше всего это делать с помощью очередной украинской войны.

Карта конфликта такова: заказчики конфликта — США, стороны (жертвы) — ЕС и Россия, провокатор — Украина. У России союзников нет, у США и ЕС союзник (против России) Британия. Сочувствующие: у ЕС — Грузия, Молдавия, Канада, Австралия, Турция, у России — Армения, Мьянма, Сирия, Иран, Китай. Наблюдатели — Азербайджан, Индия, страны Центральной Азии, Закавказья, Африки и Латинской Америки, Япония, Северная и Южная Корея. В целом баланс сил противостоящих сторон зыбкий, но он существует.

Вывести систему из относительного равновесия можно инициативным толчком на любом полюсе противостояния. Таким образом, те, кто прогнозируют вероятность начала войны в мае, правы — кроме погоды, это будет канун окончания работ по СП-2 и начала нового электорального цикла в Германии с уходом сильного политика и появлением когорты слабых, более, чем Меркель зависимых от США.

Если в Германии сумеют сохранить коалиционное большинство относительно судьбы СП-2, то войну в Донбассе будет шанс предотвратить. Удастся ли его реализовать, станет видно уже в апреле.
источник
[xfgiven_source][/xfgiven_source]