Зимнее обострение политической обстановки в Грузии


Обычно обострение политической ситуации в Грузии, как, впрочем, и в других постсоветских республиках, происходит ближе к весне. Но в этом году то ли погода подействовала (январь выдался на редкость теплым и солнечным), то ли коронавирус оказал на политиков специфическое воздействие… Одним словом, положение в стране весьма напоминает предреволюционную ситуацию, когда верхи не могут, а низы не хотят жить по-старому.

И дело тут не только в социально-экономических проблемах, связанных с ограничениями из-за пандемии. Да, многие потеряли работу, малый и средний бизнес понес невосполнимые потери (особенно пострадали сферы торговли и туризма), но дело не столько в материальных проблемах, сколько в области взаимоотношений между различными политическими силами. Создается впечатление, что наши политики забыли о таких понятиях, как здравый смысл и нормы человеческого поведения.

А это сказывается на общей ситуации в стране и регионах. К примеру, на днях в столице Аджарской автономии, в Батуми был всенародно оскорблен член Верховного Совета Аджарской автономной республики Ираклий Чавлеишвили, на которого вывалили урну с мусором. Акцию провели активисты "Объединенной оппозиции", которые тем самым выразили свое отношение к пострадавшему. Им не понравилось, что Чавлеишвили, будучи членом одной из оппозиционных партий, согласился войти в состав местного законодательного органа.

А вот другой пример, который тоже связан с законодательным органом, но уже высшим. О своих намерениях войти в Парламент страны, несмотря на бойкот со стороны оппозиции, заявил один из лидеров оппозиционной партии "Гирчи" Яго Хвичия. Этого оказалось достаточно, чтобы на него ополчились остальные лидеры оппозиции, а среди них самым рьяным оказался председатель крупнейшей и самой влиятельной партии "Национальное движение" Ника Мелия. Он соратник и идейный последователь экс-президента М.Саакашвили.

Будучи у власти "националы" многие спорные вопросы решали силовыми методами, порой прибегая к запугиваниям и угрозам. Вот и на сей раз их новый лидер решил поговорить с "несознательным" оппозиционером, да так, что у того возникло желание немедленно вооружиться. "Мне показалось, что Мелия мне угрожает. Он сильнее меня физически. Я член парламента и имею право носить оружие. Я должен обратиться в парламент Грузии или к кому бы то ни было, чтобы получить разрешение на ношение оружия" – заявил журналистам Хвичия.

А между тем вопрос об участии оппозиционных партий в работе Парламента десятого созыва вновь остается нерешенным. Правящая партия "Грузинская мечта" намерена предоставить оппозиционным партиям максимальные возможности для полноценного участия в парламентской работе. На это направлены и инициированные в регламент изменения, заявил на брифинге один из лидеров большинства М.Мдинарадзе.

С этой целью в регламент будут внесены изменения, и члены Парламента, представляющие оппозицию, смогут объединиться в группу и выдвинуть кандидатов на посты вице-спикера и заместителя председателя комитетов.
Но все эти предложения встречают со стороны лидеров т.н. системной оппозиции, мягко говоря, непонимание. Они упорно настаивают на проведении досрочных парламентских выборов, грозя, в случае невыполнения их требований, перейти к решительным революционным действиям. Лидеры оппозиции уверяют, что они не возьмут депутатские мандаты, по их словам, нелегитимного парламента.

"Оппозиция хочет использовать вопрос мандатов не для восстановления справедливости, а для развития деструктивных процессов и показать, что их права игнорируются, и навредить интересам Грузии. Я пока не могу сказать, какое Парламент примет решение, но со стороны международных партнеров есть строгое требование – Парламент должен работать, и политическое противостояние должно быть там" – отметил первый вице-спикер Парламента Г.Вольский.

Кстати, этот же политик, Г.Вольский, являющийся одним из видных деятелей правящей ныне партии "Грузинская мечта", выступил на сессии Парламента и заявил, что не поддержит предложение о лишении депутатских мандатов тех оппозиционеров, которые прошли в парламент по партийным спискам, но не желают участвовать в работе законодательного органа.
[xfgiven_source][/xfgiven_source]