Абхазия: Проблемы «снежным комом»


В Абхазии все окончательно запутались – и власть, и простые люди. Может быть, на республику так сильно повлиял ковид, а может, это результат отсутствия четких правил, регулирующих деятельность чиновников и предполагающих ответственность за неисполнение своих обязанностей.

В конце 2020 года депутаты парламента запутались в бюджете, и большинством голосов отклонили финансовый план, в котором не предусмотрены даже расходы на борьбу с пандемией. Министр внутренних дел запутался в законах, необходимых для борьбы с преступностью: вместо того, чтобы настаивать на принятии закона об организованных преступных группах (ОПГ), он поддержал разрешение на затемнение стекол в автомобилях и ношение оружия. Премьер-министр путался весь год, до того самого момента, пока сам не заболел. Он попытался поставить ковид на «служение» правительству, в результате штаб по предупреждению распространения коронавирусной инфекции превратился в статистический орган, ежедневно сообщающий о потерях, которые несет РА в неравной войне с вирусом. Игнорирование мнения медиков и санитарных врачей – худшее из всего, что можно было придумать в условиях пандемии… Следующим шагом правительства стала отмена пенсионных карточек. Всех пенсионеров поставили в очередь в кассы банков. Вот уже более полугода они стоят в очередях, заражая друг друга, чтобы получить деньги, которые потом отдадут на лекарства.

Этот список можно продолжать бесконечно долго, но стоит, наверное, уже перейти к главному – больше всех запутался президент. Это стало очевидно еще в 2020 году, когда глава государства совершил очередной вояж в Москву и заместил одним собой весь кабинет министров. А в новом году, с опережением плана, отболев COVID-19, президент вернулся к своим еще более запутанным действиям. Вместо первого заместителя премьер-министра он назначил на должность временно исполняющего обязанности премьер-министра министра финансов. Затем поручил провести совещание с министрами не своему вице-президенту, который по Конституции замещает президента в случае его болезни или отсутствия, а главе администрации, в полномочия которого входит разве что организация заседаний и совещаний, проводимых президентом. Но, похоже, когда президенту не очень хочется заниматься делами государственными, он не заморачивается вопросами соответствия принимаемых им решений нормативам или протоколу. Пока глава администрации выполняет функции главы исполнительной власти, не имея никаких полномочий, сам президент занялся очередным бизнес-проектом – туристическим комплексом на своей малой родине в селе Тамыш.
Когда в стране бушует пандемия, больные стоят в очереди, чтобы попасть в больницу, от президента ждут конкретных мер по выходу из катастрофической ситуации. Если бы господин Бжания интересовался своим народом, то он бы знал, COVID – непосильное финансовое бремя, так как самостоятельное лечение от него сопоставимо с годовыми доходами добропорядочных граждан Апсны. Для полноты понимания ситуации ему стоит посмотреть на очереди в лабораториях, аптеках, обратить внимание на недостаток медикаментов, отсутствие необходимой медицинской техники, мест в больницах и мизерную зарплату медиков, находящихся в зоне риска. За все время пандемии было открыто всего два пункта для оказания помощи амбулаторным больным. Один – на средства РФ.

Кто-то должен распутать этот клубок бедствий – а в условиях пандемии, как никогда, хотелось бы мирного разрешения. Если президенту не до ясности решения внутриполитических проблем, тогда стоит обратить внимание на другую ветвь власти. А может депутаты парламента, взяв на себя ответственность за Республику, должны предоставить возможность Аслану Бжания заниматься своими личными проектами, не обременяя его государственными заботами?
[xfgiven_source][/xfgiven_source]