Расисты из Украины: как «Азов» дошел до Вашингтона


В новый 2021 год ведущие западные издания вошли с пристальным вниманием к праворадикалам из «Азова». В частности, 7 января на сайте американского журнала Time была опубликована статья «Лайкайте, распространяйте, рекрутируйте: как ополчение сторонников превосходства белых использует Facebook для радикализации и обучения новых членов»

Уже в начале статьи говорится об «"азовском" движении, украинской боевой группировке, которая тренировала и вдохновляла сторонников превосходства белой расы со всего мира».

Многих поразил особенно следующий пассаж в статье: «По словам сотрудников правоохранительных органов трех континентов, за пределами Украины "Азов" играет центральную роль в сети экстремистских группировок, простирающейся от Калифорнии через Европу до Новой Зеландии. И действует как магнит для молодых людей, жаждущих боевого опыта. Али Суфан, консультант по безопасности и бывший агент ФБР, изучавший "Азов", считает, что за последние шесть лет в Украину приехало более 17 000 иностранных боевиков из 50 стран». По контексту выходит, что приезжали они к «Азову».

На Западе начинают волноваться по поводу украинских ультраправых

Публикация в Time — не первая на эту тему за последние месяцы. В номере британского журнала The Economist, вышедшем 10 декабря, опубликована рецензия на четыре новые книги об американских правых радикалах под названием «Оценка угрозы со стороны ультраправых Америки». Среди прочего там упоминалось и о посещении американскими праворадикалами Украины: «В "Ненависти на Родине" Синтия Миллер-Идрисс… сосредотачивается на примерно 75 000 активных сторонниках превосходства белой расы, которые составляют наиболее опасную группу крайне правых. У них часто есть международные связи, о чем свидетельствуют некоторые жители Запада, которые участвовали в конфликте на Украине».

Сейчас, зайдя в статью на сайте The Economist, читатели видят примечание: «Исправление (16 декабря 2020 г.): эта статья была обновлена, чтобы удалить неточную цифру из книги г-жи Миллер-Идрисс, предполагавшую, что 17 000 жителей Запада воевали на Украине».

Собственно, цифра эта оценочная, включающая в себя всех иностранцев, кто воевал по обе стороны конфликта в Донбассе. Например, 20 июня американская организация Центр противодействия экстремизму (Counter Extremism Project) опубликовала видеозапись выступления Кацпера Рекавека, главы программы Европейской безопасности и обороны Польского института международных отношений. Выступление Рекавека, сделанное в рамках проекта «Будущее иностранных боевиков в Украине», сопровождается таким кратким предисловием: «В войне на Украине было задействовано более 17 тысяч иностранных боевиков. Большинство из них были русскими, но в Западной Европе были также значительные мобилизации иностранных боевиков».

Неудачная формулировка в статье Time или неверно понятный его журналистами источник, конечно, дал сейчас возможность «азовцам» попытаться формально дискредитировать статью и выдвинутые в их адрес обвинения. Мол, какие 17 тысяч?
Но дело-то не в этой цифре, а в самом внимании к данной теме.

Чем вызвано это беспокойство

Было бы неправильно говорить, что западные издания начали замечать «Азов» только сейчас.

В своей брошюре «Международные контакты полка "Азов"», в первой ее части, я как раз постарался систематизировать основные публикации, выходившие об этом батальоне (а с 17 сентября 2020-го — полку) в западной прессе. Начиная с июня 2014-го, то есть с выхода «Азова» на публичную арену, о неонацистах в этой части последовательно писали Би-би-си, газеты Frankfurter Rundschau, The Guardian, The Telegraph, The Washington Post, журналы Foreign Policy и Der Spiegel, показывали телеканалы TV2 Norge и ZDF.

Всплеск интереса западных журналистов к «Азову» сейчас в значительной степени вызван актуальной для них повесткой — уличной мобилизацией сторонников Дональда Трампа, сопровождающейся и идущей на глазах радикализацией этого движения.
14 ноября по Вашингтону прошел первый массовый «Марш за Трампа», а 13 декабря — второй. Оба сопровождались уличными драками с оппонентами из антифа и Black Lives Matter. В частности, в ходе первого марша один человек получил ножевые ранения, а в ходе второго — уже четыре. И это не считая просто побитых кулаками или дубинками.

Заметную роль в столкновениях на маршах в Вашингтоне и других городах США играла существующая с 2017 года ультраправая группировка «Гордые парни» (Proud Boys), чье черное знамя с бойцовским петухом несложно заметить среди марширующих. Крупный правозащитный Южный центр правовой защиты бедноты (Southern Poverty Law Center) описывает Proud Boys как «бойцовский клуб alt-right», объединяющий хорошо подготовленных и нацеленных на насилие спортсменов.

О контактах Proud Boys с «Азовом» неизвестно, но «азовцев» посещал представитель очень похожей по идеологии и практике организации из Южной Калифорнии. Речь идет о вожде ультраправой группировки Rise Above Movement (RAM) Роберте Рундо, который летом 2018 года в рамках своего турне по Европе побывал среди прочего в Киеве и участвовал там в турнире, проводимом «Спортивным корпусом» (одна из «азовских» структур) в бойцовском клубе Reconquista.

Сейчас Рундо объявлен в США в розыск из-за громкой бойни, устроенной одним из членов его организации. В ночь с 7 на 8 ноября 2018 года бывший морпех Ян Дэвид Лонг расстрелял посетителей концерта в калифорнийском городе Таузенд Оукс, убив 12 человек. Причем скрывается Рундо сейчас в Белграде. Действительно, вот уж неожиданность: американский расист нашел убежище в Сербии! Но времена поменялись.

Как раз с 2018 года интерес американских правозащитников, силовиков и журналистов к «Азову» стал возрастать, так как появились подозрения, что американские ультраправые активисты (включая бывших военных) набираются боевого опыта на Украине, заимствуя его в том числе от достаточно опытных в этом плане «азовцев». Тем более что с 2018 года уровень правого насилия, в том числе вооруженного, в Штатах начал резко расти.

Ранее, в 2016 году, в схожем контексте внимание на «Азов» обращала британская антифашистская организация Hope Not Hate: «Растущая радикализация и агрессивность ультраправых в сочетании с унижением и разбитыми лицами участников недавней акции в Ливерпуле ("Марш белого человека" 15 августа 2015 года. — Авт.) привели к росту участия в группах выживания и обучению боевым искусствам. Группировками, предлагающими такого рода занятия, являются Misanthropic Division* и "Легион", ранее известный как "Легион Сигурда". Первая из группировок возглавляется Франческо Ксаверием Фонтаной, бывшим (после участия летом 2014 года в формировании батальона этот ветеран итальянского неофашизма вернулся в Италию, став активным пропагандистом и вербовщиком в "Азов" в самых разных странах Запада. — Авт.) членом нацистского батальона "Азов" на Украине и членом итальянской нацистской группировки Casa Pound, и включает в себя Джимми Хэя, тренера ММА, работающего в тренажёрном зале в Большом Манчестере».
Расисты из Украины: как «Азов» дошел до Вашингтона

Кстати, на маршах британских неонацистов в 2015 году уже появлялись флаги «Азова». Впрочем, события в глубинке Туманного Альбиона тогда мало заинтересовали публику. Другое дело — многотысячные марши прямо по центру Вашингтона в наши дни!

Отдельно стоит отметить детализированные исследования Андрея Кузьменко (украинский журналист, проживающий в настоящее время в Вашингтоне) на сайте международного исследовательского центра Bellingcat, на которых и основаны многие из публикаций в крупных западных изданиях. Прежде всего речь об исследовании «Защищаем белую расу»: украинские ультраправые вовлекают американских экстремистов в свои проекты», опубликованном 27 февраля 2019 года.

Уже давно шире добровольческих батальонов

Time, пожалуй, одним из первых крупных западных изданий поставил вопрос об «Азове» шире, нежели только о военной части с «арсеналом, на который не могло претендовать никакое другое крайне правое ополчение в мире, включая ящики со взрывчаткой и боевое снаряжение для военнослужащих численностью до 1000 человек». Тут речь идет про 2014 год, уже в 2015 году численность полка превысила 2 тысячи бойцов.

«Но "Азов" — это гораздо больше, чем ополчение (для Штатов это понятие, идущее из XVIII века, как раз близко к понятию добровольческих батальонов. — Авт.), — подчеркивается в статье в Time. — У него есть своя политическая партия; два издательства; летние лагеря для детей и отряд линчевателей, известный как "Национальные дружины", который патрулирует улицы украинских городов вместе с полицией. В отличие от своих идеологических собратьев в США и Европе, у него также есть военное крыло, по крайней мере, с двумя тренировочными базами и обширным арсеналом вооружений — от дронов и бронетехники до артиллерийских орудий».

Стоит отметить, что этому предшествовало еще одно исследование Алексея Кузьменко, опубликованное 30 июня 2018 года на сайте Bellingcat, где в главке «"Азов": обзор "триединого" движения» как раз детализированно доказывались связи между «Азовом», «Национальным корпусом» и «Национальными дружинами». Притом что в первые годы существования «Нацдружин» даже Андрей Билецкий открещивался от непосредственной связи с этой военизированной общественной организацией.

На самом деле «азовское» движение еще шире, включая в себя также и «Юношеский корпус» (для работы с молодежью), и «Спортивный корпус» (для проведения спортивных мероприятий), и «Ветеранское братство» (объединяющее ветеранов АТО), и «Белых ангелов» (нацеленное на работу с женской аудиторией), и интернет-радио, и тот же клуб Reconquista (в разное время работающий то как бар, то как бойцовский клуб), и частные охранные компании, и даже Центр социологических исследований «Национальный мониторинг». Как правило, это формально вполне самостоятельные организации, но с общей символикой, возглавляются они бывшими бойцами или командирами «Азова». В ряде случаев связь видна лишь через фамилии создателей организаций.

Соответственно, и финансовые санкции, которые вводились в 2015-м и 2018-м в Конгрессе США против «Азова» (инициаторами, как правило, были конгрессмены из числа расовых меньшинств, входившие в левое крыло Демократической партии), никак не затрагивали прочие структуры «азовского» движения.

В целом аналогичная история и с неонацистской группировкой С14, которая в октябре 2019 года произвела ребрендинг и под названием «Общество будущего» перешла в подчеркнуто умеренный спектр общественно-политического поля. Большие вопросы вызывало то, что С14 получала бюджетное финансирование — как от Киевской городской государственной администрации, так и от Министерства молодежи и спорта Украины. Как недавно подсчитали украинские журналисты из левого издания Violence Marker, за 2017—2020 годы в общей сложности это финансирование составило около 4 млн гривен.

Но сложность в том, что и С14 представляет собой не только действующую с 2010 года военизированную ультраправую группировку, нацеленную на уличное насилие, но и целый ряд аффилированных с ней, хотя и формально независимых и в целом аполитичных организаций, таких как «Образовательная ассамблея», «Национальный центр правозащиты», «Союз ветеранов войны с Россией» и Ukrainian Military Honor. Сейчас у «сичевиков» появилась даже своя кофейня (кофе навынос) в центре Киева, рядом с майданом Незалежности — Ukrainian Military Coffee.

Так вот, финансирование из бюджета разных уровней получала не скандальная группировка, связанная с насилием (как в отношении идеологических противников, так и в отношении национальных меньшинств), а организации, к которым, собственно, никаких юридических или репутационных претензий нет. Лишь в одном случае в 2018 году 100 тысяч гривен на проведение тренировочного лагеря «Ястреб-2018» было выделено Министерством молодежи и спорта Украины непосредственно общественной организации «Сич-14», но уже в следующем году заявку на очередной лагерь «Ястреб» предусмотрительно подавал «Союз ветеранов войны с Россией».

Отдельно можно упомянуть, что видный активист С14 Сергей Бондарь в декабре 2017 года возглавил и затем наполнил своими соратниками отделение «Муниципальной варты» в Голосеевском районе Киева, тоже таким образом «подсев на бюджетное финансирование». Но созданная мэрией «Муниципальная варта» в целом с неонацистами не связана.

Отдельная история — Сергей Стерненко, из одетого в камуфляж главы одесского «Правого сектора»* превратившийся сейчас в умеренно либерального деятеля в очочках. Четкой структуры вокруг себя он не создал, но вокруг него сформировался собственный «силовой блок» из правых футбольных фанатов, ушедших перед этим из «Нацкорпуса» и пытающихся интегрироваться уже в легальное умеренное поле.

Инфильтрация и поддержка в силовых структурах

Важный момент, который не педалирован в большинстве публикаций в западных изданиях, — связь между «Азовом» и министром внутренних дел Арсеном Аваковым. Без этого все же «правый батальон» был бы либо распущен, либо растворен в Нацгвардии или ВСУ, как произошло с прочими добровольческими формированиями.

Дело в том, что западный стандарт журналистики — преимущественно репортажный, а в этом формате сложно выявить подобные связки. Другое дело, когда статьи пишут работавшие по украинской тематике эксперты (что бывает реже).

Летом 2017 года я указывал на статью «Ультраправые военизированные формирования на Украине бросают вызов правительству страны», вышедшую в газете The Washington Post и написанную бывшим руководителем восточноевропейских проектов Агентства США по международному развитию (USIAD) Джошуа Коэном.

«Важно то, что правительство должно прекратить любые связи между правоохранительными органами и крайне правыми организациями, — отмечает Коэн. — Последний пример такого рода имеет отношение к Министерству внутренних дел, которое возглавляет Арсен Аваков. Аваков имеет давнишние связи с батальоном "Азов", с военизированной группировкой, использующей символы SS в качестве своих знаков отличия. Кроме того, эта группировка, наряду с несколькими другими, в начале войны на востоке была интегрирована в вооруженные силы и в Национальную гвардию. Критики обвиняют Авакова в использовании ее членов для запугивания оппозиционных средств массовой информации».

Коэн приводит и конкретные примеры: «Заместитель Авакова Вадим Троян был членом неонацистской военизированной организации "Патриот Украины"… Аваков использовал группировку "Патриот Украины" для продвижения своих деловых и политических интересов в то время, когда он был губернатором в восточной Украине, а став министром внутренних дел, он сформировал и вооружил экстремистский батальон "Азов" во главе с Андреем Билецким по кличке Белый Вождь, призывавшим к крестовому походу против "возглавляемых семитами недочеловеков"».

И дает вполне конкретные рекомендации: «Подобным чиновникам не место в правительстве, основанном на верховенстве закона; они должны уйти. Сейчас еще не поздно для правительства предпринять шаги для восстановления своего контроля и верховенства закона. Прежде всего власти должны заявить о политике "нулевой терпимости" в отношении насилия со стороны крайне правых. Президент Петр Порошенко должен приказать основным правоохранительным органам — Министерству внутренних дел, Национальной полиции Украины, Службе безопасности Украины (СБУ) и Генеральной прокуратуре — сделать борьбу против крайне правых группировок своим главным приоритетом. Законодательная база для привлечения к ответственности членов экстремистских группировок, несомненно, существует».

Порошенко действительно пытался в 2016—2019 годах справиться с «Азовом» и его политическим крылом, предприняв несколько попыток. Но в итоге проиграл, причем «Нацкорпус» сыграл далеко не последнюю роль в кампании против президента.

Будет ли сейчас на Западе поднят вопрос о санкциях против Авакова — остается неясно. Да и вообще, публикации в западной прессе по поводу украинских националистовничего не меняют в Украине. Потому что, похоже, такая ситуация с существованием полуофициальных, полумилитарных, полуполитических националистич6еских структур, несмотря ни на что, вполне устраивает и украинское правительство и их кураторов в посольства США на Украине.

* Организация запрещена Верховным судом РФ.
источник
[xfgiven_source][/xfgiven_source]