Мовный локдаун — бессмысленный и беспощадный


Ещё в преддверии сегодняшнего дня украинцы в социальных сетях начали публиковать свои фотографии с рамкой: «Мой родной язык — русский», протестуя таким образом против вступления в силу нормы закона о тотальной украинизации, по которой вся сфера услуг должна перейти на украинский язык. Совершенно идиотская и бессмысленная норма, также, как и введённый до 25 января локдаун.

Начнём, пожалуй, с инструкции, которую мовный омбудсмен Тарас Креминь уже опубликовал на своей странице. В ней он учит националистов как правильно реагировать и куда жаловаться, если, не дай Бог, они услышат русский язык от сотрудника того же АТБ. Если выбросить всю шелуху и пафос, то вариантов для действий у мовных патриотов только два — попытаться договориться самостоятельно или же написать жалобу в офис Креминя.

Судите сами. Омбудсмен предлагает украинцам в случае обнаружения «языкового злоумышленника»: а) попросить работника обслуживать вас на государственном языке; б) если отказали — обратиться к руководству работника; в) запечатлеть данный факт посредством видео- или аудио-съёмки, или письменного свидетельства очевидцев; г) написать жалобу уполномоченному.

В первых двух случаях националиста можно запросто послать, куда вам захочется, но культурно, дабы не подвигнуть его на звонок в полицию о мелком хулиганстве. В третьем — самому вызвать наряд полиции и составить протокол о том же хулиганстве, ибо статья 307 Гражданского кодекса Украины гласит, что физическое лицо можно снимать на видео для дальнейшего обнародования только с его согласия. Согласие лица на съёмку допускается, если съёмки проводятся открыто на улице, на собраниях, конференциях, митингах и других мероприятиях публичного характера. Съёмка лица без его согласия, в том числе тайная, может проводиться исключительно в случаях, прямо определённых законом. И такие права действительно есть у правоохранительных органов, но точно отсутствуют у озабоченных несоблюдением мовного закона граждан-жалобщиков. В этом случае после вызова полиции и составления протокола любой, кого снимали без его согласия, может обратиться в суд и потребовать возмещения морального и материального ущерба. Но. Говорить о том, что вы против съёмки нужно отчётливо и громко, желательно несколько раз.

Таким образом, единственный приемлемый вариант для патриотов — это жалоба в офис Креминя, в котором официально трудятся 50 работников, включая его самого и уборщиц. И даже если 45—47 сотрудников будут денно и нощно разбирать жалобы, реагировать на них и устраивать проверки (а проверки, к слову, имеют право устраивать лишь они), то очередь для рассмотрения именно вашего дела может подойти ой как не скоро. Почему? Всё просто. С завтрашнего дня толпы идиотов, не обременённых интеллектом, особенно в юго-восточных областях и в центре будут массово посещать супермаркеты, магазины, аптеки, бензозаправки и прочие субъекты сферы услуг, которые откроются после 25 января, и писать тонны жалоб. А кое-где и намеренно устраивать провокации, дабы подчеркнуть свой патриотизм и в очередной раз унизить русскоговорящее население. В своём рвении они просто-напросто парализуют работу офиса мовного омбудсмена, который ещё не раз пожалеет о вступившей в силу норме закона.

Опять-таки — административная ответственность за несоблюдение тотальной украинизации появится лишь с 16 июля 2022 года, поэтому пока привлечение нарушителей не представляется возможным. Единственным наказанием являются штрафы в размере от 5100 до 6800 грн. для субъектов хозяйствования. Подчеркнём — для субъектов, штрафовать наёмный персонал парикмахерских и супермаркетов никто не имеет права, а доказать факт наличия злостного мовного преступления постараться надо.

Более того, в Раде на рассмотрении лежит законопроект №4528 от нардепа из «Слуги народа» Максима Бужанского и группы из ещё 27 его коллег по фракции, в котором они требуют изъять норму о штрафах из мовного закона. Если он будет принят, то в случае нарушения закона субъектом хозяйствования уполномоченный или его представители смогут только составлять акт и объявлять предупреждение нарушителю. А вот составлять протокол и штрафовать не будут иметь никакого права. Таким образом, перевод сферы услуг на обязательный украинский язык и вовсе теряет смысл. Кого в наше время испугаешь выговором?

Добавьте к этому активное нежелание подчиняться и злость русскоязычных украинцев, которых вновь дискриминируют, при этом утверждая, что притеснения русского языка на Украине не существует. Думается, именно они теперь громко и чётко после стандартного приветствия того же кассира в том же АТБ будут требовать обслуживания исключительно на русском, хотя ранее их не смущало «Доброго вечора! Пакет потрібен?» — «Я вас не понимаю/я не знаю мову/мне противен украинский и т.д. Перейдите на нормальный язык». И ведь будут переходить. С радостью, из принципа и злости. Особенно на Юго-востоке, ведь у каждого закона есть исключения, сделанные, чтобы в Европе не считали Украину тоталитарным варварским государством, насаждающим свою мову не только русским, но и более почитаемым на Западе венграм и румынам.


Напомним, согласно ч. 3 ст. 30 закона по просьбе клиента его персональное обслуживание может осуществляться также на другом языке, приемлемом для сторон. Так что, знаете английский — требуйте обслуживания на английском, а если продавец не может похвастаться владением инглиша, пишете жалобу в офис Креминя. Если нарушаются права честного налогоплательщика, то уполномоченные обязаны отреагировать, ведь Украина — правовое государство, не так ли?

источник
[xfgiven_source][/xfgiven_source]