Константин Кеворкян: Судьба Олеся Бузины сложилась так же трагично, как и судьба всей независимой Украины


Майдан 2014 года, который стал элементом окончательной деструкции Украины как государства, созданного в 1991 году, — это последствие майдана 2004 года и его неучтенных ошибок, считает публицист Константин Кеворкян

Об этом харьковский писатель-эмигрант Кеворкян рассказал в интервью изданию Украина.ру.

- Константин Эрвантович, можете ли вы назвать украинцев, которые, на ваш взгляд, внесли наиболее существенный вклад в развитие своей страны после 1991 года?

— Могу, другое дело, что я не всем этим людям симпатизирую. Здесь задача, в принципе, проста: основы независимой Украины заложили два президента, которых я бы включил в список: это [первый президент] Леонид Кравчук и [второй президент] Леонид Кучма. Это люди, при которых новая украинская государственность была рождена и сориентирована. Фактически все остальные занимались лишь тем, что ее раскачивали.

- А что насчет людей, которым вы больше симпатизируете? Может, не из политиков, а из деятелей искусства, спортсменов, ученых?

— Что касается искусства, то я бы выделил как одного из главных символов Украины эпохи независимости выдающегося актера Богдана Ступку. Дело в том, что, хотя этот актер начинал еще при Советском Союзе, в полной мере его дар раскрылся в последние годы, и особенно значимыми ролями стали две роли, где он воплощал украинца эпохи казатчины, которая является романтическим идеалом современной Украины. Это «Огнем и мечом» Ежи Гофмана и фильм «Тарас Бульба» замечательного режиссера украинского происхождения [Владимира] Бортко.

И любопытно то, что оба эти фильма вызвали бешеное неприятие у украинских националистов, хотя и там и там Ступка играл положительного героя, но положительного героя, наверное, не в том ракурсе, как себе представляет православное Запорожье.
Что касается спорта, то было бы, наверное, правильно назвать главным спортивным символом этих 30 лет футболиста Андрея Шевченко. Это человек, который получил заслуженную всеевропейскую популярность и был культовой фигурой не только в Украине, но и в Европе. И это, безусловно, является проявлением того лучшего, что есть в спорте, и, конечно, приятно, что это имя тесно связано с Украиной.

И, наконец, надо подумать, кто за эти 30 лет стал воплощением украинской литературы. И здесь есть определенные сомнения, поскольку украинские литераторы как люди нерва, люди идеологии в какой-то степени были тесно связаны со всеми процессами, которые происходили на Украине, и некоторые из них и пострадали, в том числе пострадали брутально. Я имею в виду Олеся Бузину.

Олесь Бузина был очень широко известным при жизни автором: его книги расходились сотнями тысяч экземпляров, и писал он о независимости Украины, тех галлюцинациях, которые связаны с историей независимой Украины, разоблачении этих галлюцинаций. И его судьба сложилась настолько трагично, насколько трагична и судьба нынешней Украины.


- А могут ли попасть в этот список какие-то предприниматели? Вот вы называли Кучму, который, по сути, сформировал в Украине олигархическую модель. Кто-то из этих олигархов оказал достаточное влияние на развитие страны?

— Олигархат украинский, как ни странно, является залогом независимости Украины, поскольку он старается не пускать на свое пастбище иностранные транснациональные корпорации. Но он в целом играет разрушительную роль для независимой Украины, что мы и наблюдаем по происходящим событиям. Не будем забывать, что оба украинских майдана были в значительной степени проспонсированы и организованы олигархатом.

А мы говорим о 30-летии украинской независимости в ключе все-таки созидательном, и вряд ли стоит рядом с достойными (по крайней мере, с тремя достойными людьми) ставить тех людей, которые на протяжении 30 лет разворовывали Украину.

- К слову, о майданах: в каком ключе стоит рассматривать их? Они оказали созидательное или, скорее, разрушительное влияние на развитие независимой Украины?

— Я бы рассматривал их как разрушительные вещи. Дело в том, что в начале 2000-х, во время президентства Кучмы, Украина набрала чрезвычайно высокий уровень и темп экономического роста — до 13% в год — и была серьезным претендентом на мировое лидерство по этим темпам развития. И, видимо, у кого-то это вызывало чрезвычайно серьезные опасения. При этом Украина оставалась по-настоящему многовекторной страной, поддерживала добрые отношения с Россией и вовсе не превращалась на тот период в антироссийский плацдарм.

И начиная где-то с начала 2000-х годов — с акции «Украина без Кучмы» — мы видим целенаправленный процесс сбивания Украины с этих позиций, подготовку боевиков в лагерях, специально созданных, их спонсирование и создание тех политических коалиций, которые привели к изменению курса Украины в 2005 году.

То есть второй майдан, который стал элементом окончательной деструкции Украины как государства, созданного в 1991 году, — это логичное последствие майдана 2004 года и его безнаказанности. Украина образца 2014 года — это уже новая Украина, с которой нам приходится сталкиваться и роль которой еще надо осмыслить.

- Можете ли вы в противовес майданам назвать, напротив, какие-то созидательные вещи, которые Украина достигла за эти пока 29 лет?
— Ну, раз мы назвали два майдана, то, наверное, надо нам назвать и два достижения, которые были конструктивны. Я бы, наверное, назвал первое: это победа Леонида Кучмы в 1994 году на пост президента, поскольку тогда это воспринималось и было победой русскоязычной Украины и экономики над окончательно погрязшем в идеологических аферах аппарате, связанном с Леонидом Кравчуком. Тогда это была победа здравого смысла, которая давала надежду на развитие государства.

А финальной точкой единения я бы, наверное, определил не политическое событие, а спортивное: это чемпионат Европы по футболу, который прошел на Украине в 2012 году и выгодно показал, как страна может экономически организовать большое, серьезное международное мероприятие и раскрыть свои лучшие качества гостеприимства. Это была та Украина, которую мы все знаем и все любим.
источник
[xfgiven_source][/xfgiven_source]