Несмотря на безуспешность переговоров с оппозицией, западные «фасилитаторы» заявляют, что Грузия становится сильнее


Власти Грузии отказываются от идеи проведения досрочных выборов, тем более по новой — пропорциональной — избирательной системе. Кроме того, для лидеров «Грузинской мечты» неприемлемо обсуждение вопроса о наличии в стране так называемых политзаключенных. Оппозиция в свою очередь исключает возможность участия в работе парламента нового созыва, если правящая «Грузинская мечта» не пойдет на уступки и не примет их требований.

В связи с политическим кризисом в стране при посредничестве посла США Келли Дегнан и главы представительства ЕС в Грузии Карла Харцеля между властями и оппозицией идут переговоры, по итогам которых сторонам так и не удалось достичь компромисса.
Но все дело в том, что в ходе переговоров в резиденции посла США стороны могут не только сблизить позиции, но и обречь страну на длительный внутриполитический кризис, ухудшив и без того критическое положение Грузии.

Представители власти настроены достаточно оптимистично. «Я хотел бы поблагодарить послов, которые являются фасилитаторами этого важного диалога, и я хочу выразить надежду, что на следующей встрече мы сможем так согласовать позиции, чтобы удалось добиться соглашения, оформления и многопартийного парламента», — заявил спикер парламента Арчил Талаквадзе на переговорах 7 декабря.

Остается уточнить, кто такие фасилитаторы? Оказывается, фасилитаторы – это те, кто обеспечивают соблюдение правил встречи, ее регламента и процедур, делают коммуникацию легкой и комфортной. А самое главное - они помогают группе людей понять общую цель и поддерживают позитивную групповую динамику для достижения данной цели.


Но пока почему-то позитивной групповой динамики не наблюдается, а общая цель – скорейшее начало совместной работы по улучшению жизни грузинского народа - сторонам так и непонятна. Сами фасилитаторы больше похожи на уголовных авторитетов, решающих по «понятиям» проблемы на уличных разборках и больше защищающих интересы оппозиции.
Ведь оппозиция всего лишь навсего требует проведения досрочных парламентских выборов, смены избирательной администрации и освобождения людей, которых она считает политзаключенными. По сути дела, это ни что иное, как ультимативное требование передачи ей власти в стране.

Между тем, главная проблема Грузии состоит не в бесконечной грызне между властью и оппозицией, а в достижении такой независимости, когда западные фасилитаторы не будут сажать у себя в посольствах грузинских политиков и вмешиваться в процесс принятия ими важнейших для страны решений.
Сам Карл Харцель заявляет, что «готов к стольким раундам, сколько понадобится для того, чтобы, наконец, принять правильное и приемлемое для всех решение». Правда, происходящим событиям посол Евросоюза в Тбилиси пытается придать смысл, приемлемый для недоумевающего грузинского общества, и поэтому цинично заявляет: «Я думаю, что возможно достигнуть соглашения, которое отражает озабоченность, выраженную в последние недели, и страна сможет выйти из кризиса более сильной». То есть, по его мнению, Грузия в результате всех этих дебатов крепнет…

Так, может именно в связи с ожиданиями Западом того, что Грузия в своих внутренних распрях становится все сильнее и сильнее, снизился и объем финансовой помощи из-за рубежа?

Так, в предварительном отчете, который 9 декабря был опубликован на сайте Национальной службы статистики Грузии, объем иностранных инвестиций, поступивших в Грузию в течение третьего квартала 2020 года, составил $302,6 млн, что на целых 23,6% меньше, чем за аналогичный период прошлого года.
[xfgiven_source][/xfgiven_source]