Кто выигрывает от выигрыша Майи Санду?


Победившая в президентских выборах сторонница «европейского выбора Молдовы» Майя Санду ― далеко не новичок на молдавской политической сцене. Она уже занимала министерские посты, проводила подчёркнуто евроцентричную пронатовскую политику, а тесные связи этой гражданки Румынии с западными НКО антироссийской направленности не позволяют сомневаться в её ориентации на президентском посту на окончательный разрыв отношений Молдавии с Россией. А ещё ― на координацию действий со всеми, кому Россия встала поперёк горла.

Ненадёжное «единство» слабых

Нет никакого смысла рассматривать политику новых молдавских властей в качестве некоей самостоятельной линии, зависящей лишь от интересов народа Молдавии. Точно так же, как и Украина, Молдова совершенно зависима от внешних сил. Как и Украина, она подписала с Евросоюзом Соглашение об ассоциации и теперь во внешней политике обязана придерживаться линии, которую диктует ей Еврокомиссия. А о том, какое влияние на руководство Молдовы имеют послы США и ЕС, хорошо известно по попытке подписания в 2003 году «меморандума Козака», на основании которого имелся реальный шанс урегулировать приднестровский конфликт. Тогда за несколько часов до подписания американский посол, не брезгуя криками в адрес молдавского президента Владимира Воронина, запретил ему подписывать уже парафированный сторонами документ.

На тот момент позиции России в Черноморском регионе были достаточно слабыми: она ещё не «оклемалась» после распада СССР и последовавших за этим событий. Доминирующей силой на Чёрном море была Турция, а её «подпирали» также входящие в НАТО Румыния и Болгария. И для военных аналитиков Североатлантического альянса стало неприятным сюрпризом резкое увеличение её военной и военно-морской мощи в регионе после воссоединения Крыма с Россией. Размещение на полуострове систем береговой обороны «Бал» и «Бастион», ЗРК С-300, С-400 и даже последних модификаций старых «Буков», получение Черноморским флотом нескольких новых кораблей и подводных лодок, а также систем РЭБ, усиление авиационной группировки вызвали нервную реакцию в Брюсселе и Пентагоне. Была разработана стратегия НАТО, предусматривающая активное противодействие России без вступления с ней в военный конфликт.

Поскольку тоннаж и сроки пребывания в Чёрном море военных кораблей нечерноморских стран строго лимитированы Конвенцией Монтрё, к антироссийским действиям решено было привлечь и страны, стремящиеся в НАТО. Такими являются Украина и Грузия, которым был предоставлен статус «особых партнёров», а также обещано членство в будущем, если они будут верно следовать в фарватере антироссийской натовской стратегии. После «Войны 08.08.08», а также украинского госпереворота 2014 года позиции Североатлантического альянса в этих странах ещё более усилились.

Разумеется, получилось не столь гладко, как планировалось, даже в странах, входящих в альянс. Например, недавно уже поднимался вопрос об исключении Турции из НАТО из-за «политики отказа от демократических принципов и роста национализма». На самом же деле ― из-за приобретения у России ЗРК С-400 и налаживания энергетического партнёрства с РФ (помимо газопровода «Турецкий поток», российская сторона строит в Турции АЭС). Население Болгарии не горит желанием воевать с Россией, а сама София не желает окончательно бить горшки с Москвой в ущерб экономике. Даже в Румынии, где антироссийские настроения довольно сильны, растёт серьёзное недовольство решением о размещении в этой стране комплексов ПРО, направленных против России. Зато с использованием стремления определённых политических сил Молдавии войти в состав Румынии, а также отнюдь не мирным способом решить Приднестровский конфликт появился шанс привлечь в это «единство слабых» Молдову.

С драной овцы хоть шерсти клок

Самым быстрореализуемым ответом на усиление России в регионе стало усиление присутствия кораблей стран НАТО в Чёрном море, регулярные полёты натовских самолётов над акваторией, а также вблизи сухопутных границ РФ с Украиной. Именно об этом говорил во время переговоров с грузинским министром обороны и телефонного разговора с его украинским коллегой генсек альянса Йенс Столтенберг ещё в 2019 г. Разумеется, в Киеве были рады стараться, и реальностью стали не просто полёты американских стратегических бомбардировщиков вблизи Крыма, но и имитации ракетных ударов с них по объектам на полуострове.

В этом плане Украина, Грузия и Молдова особо выгодны «нашим западным партнёрам» именно в статусе государств, не состоящих в НАТО, поскольку не предполагается никакой ответственности за их действия со стороны США и альянса в случае антироссийских провокаций. Именно этому, к примеру, был посвящён проходивший в марте 2019 г. в Бухаресте семинар на тему «Россия, НАТО и стратегия безопасности на Чёрном море. Региональные перспективы». Его провели RAND Corporation, финансируемая военными структурами США, совместно с бухарестским отделением Германского фонда Маршалла и отделением Института Аспена в Румынии.


Участники семинара сошлись во мнении, что ближе всего к позициям США и руководства НАТО оказались позиции Грузии и Украины. При этом, по их мнению, Болгария видит более значительной для себя угрозу со стороны Турции, Турция является «ненадёжным» партнёром, а у Румынии имеются территориальные претензии к Украине (Буковина и Бессарабия). Теперь же к антироссийскому «причерноморскому лагерю» присоединится и Молдавия, которую пугают захватом российским десантом через порт Джурджулешты, расположенный на Дунае в 130 км от Чёрного моря.

Если Игорь Додон на этот бред не отреагировал, то для окружения Майи Санду такая страшилка может оказаться настоящей находкой в деле агитации за вхождение в состав Румынии. А ещё ― оправданием любых действий, направленных против России, поскольку процесс поглощения Молдовы Румынией сдерживается лишь наличием российского военного контингента в Приднестровье.

Они нашли друг друга

О том, что прогнозы жёсткой антироссийской линии нового молдавского президента не высосаны из пальца, говорят многочисленные заявления ещё не вступившей в должность Санду, уже сделанные ею. За время, прошедшее после оглашения результатов выборов, она уже неоднократно требовала вывода российского военного контингента из Приднестровья. И неважно, что часть его по совместному решению участников переговорного процесса формата «5+1» находится на линии разграничения в качестве гарантов прекращения огня, а вторая часть обеспечивает безопасное хранение боеприпасов на гигантском ракетно-артиллерийском складе, «доставшемся в наследство Приднестровью» не только от СССР, но и от Российской империи. И, как утверждают специалисты, в случае взрыва этого склада из-за несоблюдения правил хранения зона разрушений достигнет Кишинёва.

Не менее громкое заявление Санду касается статуса наблюдателя при ЕАЭС, которого добился для Молдовы её предшественник, пытаясь спасти молдавских сельхозпроизводителей. В результате подписания Соглашения об ассоциации с ЕС они лишились традиционных для них рынков сбыта в странах СНГ, а в Европу готовые молдавские вина, соки и плодоовощную консервацию не пускают, и Додон своим шагом сумел хотя бы частично улучшить положение дел в этой сфере. Теперь Санду объявила, что «проверит законность» получения Молдавией этого статуса.

Буквально с первых дней после победы на выборах будущая президент Молдовы продемонстрировала трогательное единство позиций с украинским неонацистами в вопросах российской принадлежности Крыма и ситуации в Донбассе. Именно с неонацистами, поскольку как раз они, как и Санду, требуют от киевских властей не просто не допускать ослабления прессинга на жителей Донбасса, а ещё и ужесточить прессинг на мятежный регион. Разумеется, Владимир Зеленский не смог не ответить ей в стиле «кукушка хвалит петуха за то, что хвалит он кукушку». Солидарны с будущей молдавской президентшей в вопросе российского контингента в Приднестровье и украинские власти. Они ещё в 2014 году одновременно с молдаванами запретили ротацию этого контингента через свою территорию, так что опыт совместных мелких гадостей России у Украины и Молдавии имеется. Не говоря уже о ведущейся более шести лет концентрации украинских военных сил на границе с Приднестровьем, которое рассматривается в Киеве как «российский плацдарм для нанесения удара в спину Украине». А значит, должно быть «обезврежено».

Если Санду всё-таки попытается «решить проблему Приднестровья силовым путём» (именно этого опасаются молдавские парламентарии, 3 декабря урезавшие её полномочия в области национальной безопасности), то помощь ей со стороны украинских неонацистов гарантирована. Мало того, в Киеве вполне серьёзно считают, что такая операция отвлечёт Россию от помощи Донбассу, и в её разгар можно будет «реализовать хорватский сценарий» против ДНР и ЛНР. Не говоря уж об учёте опыта её проведения.

Впрочем, окружение Майи Санду тоже оказалось не лыком шито: из Молдавии прозвучало предложение Украине… обменять Приднестровье на Южную Бессарабию. Нужно сказать, что весьма изящная мысль: левый берег Днестра для Молдовы всё равно отрезанный ломоть, так что пусть с ним, с населяющими его сепаратистами и российским военным контингентом разбираются «гарные свидомые хлопцы». А Молдавия получит спокойный кусок Одесской области, и будет снято препятствие для её вхождения в Румынию, тем более что Румыния претендует как раз на эти земли.

Согласятся ли на такой «чейндж» на Украине, вопрос открытый. Там же привыкли действовать не по здравому смыслу (только идиот не поймёт, что такой шаг по созданию «Великой Румынии» лишь разожжёт румынский аппетит территориальных претензий к Украине), а исходя из принципа «всё, что вредит России, хорошо, а что не вредит ― плохо». По крайней мере уже сейчас ясно, что для украинских «патриотов» Майя Санду, едва она вступит в должность, станет вторым по обожанию иностранным президентом. После неплохо «нагревшего руки» на их лоховстве Байдена, разумеется.

Александр Горохов
[xfgiven_source][/xfgiven_source]